Танковый фронт

Самоходная артиллерия Красной Армии

 

Активные работы по созданию самоходно-артиллерийских установок начались в СССР в начале 30-х годов XX века, хотя их проектирование велось еще c 1920 г. В конце 1933 Управление механизации и моторизации РККА совместно с Главным артиллерийским управлением разработали рекомендации для включении самоходно-артиллерийских установок в разрабатываемую «Систему артиллерийского вооружения Красной Армии на вторую пятилетку 1933 - 1938 гг. Новая система вооружения, утверждённая Народным комиссариатом обороны СССР 11 января 1934 г., определяла широкое развитие и внедрение самоходной артиллерии в войска, причём серийное производство САУ планировалось начать уже с 1935 г.

Основные работы по созданию самоходных орудий велись на заводах № 174 им. Ворошилова и № 185 им. Кирова под руководством талантливых конструкторов П. Сячинтова и С. Гинзбурга. Но несмотря на то, что в 1934 - 1937 гг. было изготовлено большое количество опытных образцов САУ различного назначения, на вооружение они практически не поступали. А после того как в конце 1936 г. был репрессирован П. Сячинтов, работы по созданию самоходной артиллерии были практически полностью свернуты. Тем не менее, до июня 1941 г. Красная Армия получила некоторое количество самоходно-артиллерийских установок различного назначения.

Первыми в армию стали поступать СУ-1-12 (или СУ-12), разработанные на Кировском заводе в Ленинграде. Они представляли собой 76-мм полковую пушку обр. 1927 г., установленную на грузовиках ГАЗ-АЛА или «Мореланд» (последние были закуплены в начале 30-х годов в США для нужд Красной Армии). Орудие имело броневой щит и бронеплиту на задней части кабины. Всего в 1934 - 1935 гг. Кировский завод изготовил 99 таких машин, поступивших в состав артиллерийских дивизионов некоторых механизированных бригад. СУ-1-12 использовались в боях у озера Хасан в 1938 г., на реке Халхин-Гол в 1939 г. и в ходе советско-финляндской войны 1939 - 1940 гг. Опыт их эксплуатации показал, что они обладают плохой проходимостью по местности и низкой живучестью на поле боя. К июню 1941 г. большая часть СУ-1-12 была сильно изношена и требовала ремонта.

В 1935 г. на вооружение разведывательных батальонов Красной Армии стала поступать самоходная пушка Курчевского (СПК) — 76-мм безоткатное (по терминологии того времени — динамореактивное) орудие на шасси ГАЗ-ТК (трехосный вариант легкового автомобиля ГАЗ-А). 76-мм безоткатное орудие было разработано изобретателем Курчевским среди большой гаммы пушек аналогичной конструкции калибром от 37 до 305-мм. Несмотря на то, что некоторые орудия Курчевского выпускались в больших количествах — до нескольких тысяч штук — они имели массу конструктивных недостатков. После того, как в 1937 г. Курчевский был репрессирован, все работы по динамореактивным орудиям свернули. До 1937 г. в части Красной Армии передали 23 СПК. Две таких установки участвовали в советско-финляндской войне, где были потеряны. К июню 1941 г. в войсках имелось около 20 СПК, большая часть из которых была неисправна.

Единственной серийной предвоенной самоходно-артиллерийской установкой на танковом шасси была СУ-5. Она разрабатывалась в 1934 - 1935 гг. на заводе № 185 им. Кирова в рамках программы так называемого «малого триплекса». Последний представлял собой единую базу, созданную на шасси танка Т-26, с тремя различными артиллерийскими системами (76-мм пушка обр. 1902/30 г., 122-мм гаубица обр. 1910/30 г. и 152-мм мортира обр. 1931 г.). После изготовления и испытания трех САУ, получивших обозначения СУ-5-1, СУ-5-2 и СУ-5-3 соответственно, на вооружение Красной Армии приняли СУ-5-2 (с 122-мм гаубицей). В 1935 г. изготовили установочную партию из 24 СУ-5-2, которые поступили на вооружение танковых частей Красной Армии. СУ-5 использовалась в боевых действиях у озера Хасан в 1938 г. и во время польского похода в сентябре 1939 г. Они оказались достаточно эффективными машинами, но имели малый возимый боекомплект. К июню 1941 г. все 30 СУ-5 имелись в войсках, но большая часть из них (за исключением находившихся на Дальнем Востоке) были потеряны в первые недели войны.

Помимо СУ-5 на вооружении танковых частей Красной Армии была еще одна машина, которую можно причислить к классу самоходной артиллерии на танковой базе. Речь идет о танке БТ-7А (артиллерийский), разработанном на харьковском заводе № 183 им. Коминтерна в 1934 г. БТ-7А предназначался для артиллерийской поддержки линейных танков на поле боя, борьбы с огневыми средствами и укреплениями противника. От линейного танка БТ-7 он отличался установкой башни большего размера с 76-мм орудием КТ-27. Всего в 1935 - 1937 гг. части Красной Армии получили 155 БТ-7А. Эти машины использовались в боях на реке Халхин-Гол в 1939 г. и в ходе советско-финляндской войны 1939 - 1940 гг. В ходе этих конфликтах БТ-7А, но отзывам командования танковых частей, зарекомендовали себя с самой лучшей стороны как эффективное средство поддержки танков и пехоты на поле боя. По состоянию на 1 июня 1941 г. в Красной Армии имелось 117 танков БТ-7А.

Помимо САУ поддержки, к началу войны имелись в Красной Армии и зенитные самоходные установки. Прежде всего, это 76-мм зенитные орудия 3К, установленные на грузовиках ЯГ-К) производства Ярославского автозавода. В 1933 - 1934 гг. войска получили 61 такую установку, которые к началу войны входили в состав частей Московского военного округа. Кроме того, имелось около 2000 зенитных пулеметных установок (ЗПУ) — счетверенных пулеметов «максима», установленных в кузове автомобиля ГАЗ-ААА.

Таким образом, к июню 1941 г. Красная Армия имела около 2300 самоходно-артиллерийских установок различного назначения. Причем большинство из них представляли собой автомобили с установленным на них вооружением безо всякой броневой защиты. Кроме того, следует учитывать, что в качестве базы для них использовались обычные грузовики гражданского назначения, имевшие очень низкую проходимость по проселочным дорогам, не говоря уже о пересеченной местности. Поэтому эти машины не могли использоваться для непосредственной поддержки войск на поле боя. Полноценных САУ на танковом шасси имелось всего 145 единиц (28 СУ-5 и 117 БТ-7А). В первые же недели войны (июнь - июль 1941 г.) большинство из них было потеряно.

В ходе первых же боев Великой Отечественной войны остро встал вопрос о необходимости скорейшей разработки противотанковой самоходно-артиллерийской установки, способной быстро менять позиции и бороться с немецкими танковыми частями, которые по мобильности значительно превосходили части Красной Армии. 15 июле 1941 г. на заводе № 92 в Горьком в срочном порядке была разработана самоходная установка ЗИС-30, представлявшая собой 57-мм противотанковую пушку ЗИС-2 смонтированную на шасси бронированного тягача «Комсомолец». Из-за отсутствия тягачей, производство которых было прекращено в августе, приходилось разыскивать и изымать «Комсомольцы» из воинских частей, производить их ремонт и только после этого устанавливать на них орудия. В результате этого, изготовление ЗИС-30 началось в середине сентября и закончилось 15 октября. За это время Красная Армия получила 101 установку. Они поступали на вооружение противотанковых батарей мотострелковых батальонов танковых бригад и использовались только в боях под Москвой в составе Западного, Брянского и правого крыла Юго-Западного фронтов.

Из-за больших потерь в танках летом 1941 г., руководство Красной Армии приняло постановление «Об экранировке легких танков и бронировании тракторов». Среди прочих мер предписывалось изготовление на Харьковском тракторном заводе бронированных тракторов под индексом ХТЗ-16. Проект ХТЗ-16 был разработан в Научном авто-тракторном институте (НАТИ) в июле месяце. ХТЗ-16 представлял собой несколько модернизированное шасси сельскохозяйственного трактора СТЗ-3 с установленным на нем бронекорпусом из 15-мм брони. Вооружение трактора состояло из 45-мм танковой пушки обр. 1932 г., установленной в переднем листе корпуса и имевшем ограниченные углы обстрела. Таким образом. ХТЗ-16 представлял собой противотанковую САУ, хотя в документах того времени он именовался как «бронированный трактор». Объем производства ХТЗ-16 планировался довольно большой — при сдаче Харькова в октябре 1941 г. на ХТЗ имелось 803 готовых для бронировки шасси. Но из-за проблем с поставками бронелистов, завод изготовил от 50 до 60 (по разным данным) ХТЗ-16, которые использовались в боях осени — зимы 1941 г., а некоторые, судя по фотографиям, «дожили» и до весны 1942 г.

Летом - осенью 1941 г. работы по созданию самоходных орудий активно велись на предприятиях Ленинграда, прежде всего на заводах Ижорском, Кировском, имени Ворошилова и имени Кирова. Так, в августе были изготовлены 15 САУ с установкой 76-мм полковой пушки обр. 1927 г. на шасси танка Т-26 со снятой башней. Пушка устанавливалась за щитом и имела круговой обстрел. Эти машины, проходившие по документам под индексом как Т-26-САУ, поступали на вооружение танковых бригад Ленинградского фронта и довольно успешно действовали до 1944 г.

На базе Т-26 изготавливались и зенитные установки. Например, в начале сентября в состав 124-й танковой бригады поступило «два танка Т-26 с установленными на них 37-мм зенитными пушками». Эти машины действовали в составе бригады вплоть до лета 1943 г.

Ижорский завод в июле - августе изготовил несколько десятков бронированных грузовиков ЗИС-5 (броней полностью защищалась кабина и борта грузовой платформы). От машины, в основном поступавшие на вооружение дивизий Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО), вооружались пулеметом в лобовом листе кабины и 45-мм противотанковой пушкой обр. 1932 г., которая закатывалась в кузов и могла вести огонь вперед по ходу движения. Предполагалось использовать этих «бронтазавров» прежде всего для борьбы из засад с немецкими танками. Судя по фотографиям, отдельные машины еще использовались в войсках при снятии блокады Ленинграда зимой 1944 г.

Кроме того, завод имени Кирова изготовил несколько самоходок по типу СУ-1-12 с установкой 76-мм полковой пушки за щитом на шасси грузовиков ЗИС-5.

Все САУ созданные в первые месяцы войны, имели большое количество конструктивных недостатков из-за того, что создавались в спешном порядке с использованием имевшихся под рукой средств и материалов. Естественно, что говорить о серийном производстве машин, созданных в таких условиях, не могло идти речи.

3 марта 1942 г. нарком танковой промышленности подписал приказ о создании специального бюро самоходной артиллерии. Спецбюро должно было в кратчайшие сроки разработать единое шасси для САУ с использованием агрегатов танка Т-60 и автомобилей. На базе шасси предполагалось создать 76-мм штурмовое самоходное орудие поддержки и 37-мм зенитную самоходную пушку.

14-15 апреля 1942 г. состоялся пленум Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (ГАУ) с участием представителей от войск, промышленности и Народного комиссариата вооружения (НКВ) СССР, на котором обсуждались вопросы создания самоходной артиллерии. В своем решении пленум рекомендовал создать САУ поддержки пехоты с 76-мм пушкой ЗИС-3 и 122-мм гаубицей М-30, а также самоходки со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20 для борьбы с укреплениями и с 37-мм зенитным орудием для борьбы с воздушными целями.

Решение пленума Артиллерийского комитета ГАУ было одобрено Государственным Комитетом Обороны и в июне 1942 г. народный комиссариат танковой промышленности (НКТП) совместно с НКВ разработали «систему самоходной артиллерии для вооружения Красной Армии». При этом НКВ вел разработку и изготовление артиллерийской части САУ, а НКТП занимался проектированием шасси. Общую координацию работ по САУ осуществляло спецбюро НКТП, возглавляемое талантливым конструктором С. Гинзбургом.

Летом 1942 г. первые образцы самоходных орудий вышли на испытания. Это была 37-мм зенитная и 76-мм штурмовая САУ завода № 37 НКТП. Обе машины были изготовлены на едином шасси, которое было создано с использованием агрегатов танков Т-60 и Т-70. Испытания машин закончились успешно, и в июне 1942 г. ГКО распорядился о подготовке серийного производства САУ после устранения выявленных недостатков. Однако, начавшееся немецкое наступление на Сталинград потребовало срочно увеличить выпуск танков и работы по созданию САУ свернули.

Кроме того, на заводе № 592 НКН (в подмосковных Мытищах) велось проектирование САУ 122-мм гаубицы М-30 на шасси трофейной немецкой установки StuG III. Опытный образец, получивший обозначение штурмовая самоходная гаубица «артштурм» или СГ-122А, вышел на испытания только в сентябре.

19 октября 1942 г. ГКО своим постановлением № 2429сс принял решение о подготовке серийного производства штурмовых и зенитных самоходных орудий калибра 37 - 122-мм. Головными предприятиями по штурмовым САУ становились завод № 38 им. Куйбышева (г. Киров) и ГАЗ им. Молотова (г. Горький), 122-мм самоходную гаубицу разрабатывал Уралмашзавод и завод № 592 НКВ. Сроки проектирования устанавливались достаточно жесткими — уже к 1 декабря требовалось доложить ГКО о результатах испытания новых образцов САУ.

И ноябре первые опытные образцы штурмовых и зенитных САУ вышли на испытания. Это были СУ-11 (зенитная) и СУ-12 (штурмовая) завода № 38, а также ГАЗ-71 (штурмовая) и ГАЗ-72 (зенитная) горьковского автозавода. При их создании использовалась уже отработанная схема компоновки, предложенная еще летом 1942 г. спецбюро САУ ПКТП — два спаренных параллельно расположенных двигателя в передней части машины и боевое отделение в корме. Вооружение машин состояло из 76-мм дивизионной пушки ЗИС-3 (штурмовые САУ) и 37-мм орудия 31К (зенитные САУ).

19 ноября комиссия, проводившая испытания, составила заключение об испытании образцов САУ завода № 38 и ГАЗ. В нем ГАЗ-71 и ГАЗ-72 характеризовались как машины не отвечающие предъявляемым к ним требованиям и рекомендовалось принять на вооружение САУ завода № 38.

Одновременно с этим на испытания поступили самоходные образцы 122-мм гаубицы М-30: У-35 Уралмашзавода, созданный на шасси танка Т-34 и СГ-122 завода № 592 НКВ, разработанный на базе трофейного танка Pz.Kpfw. III (последний образец представлял собой улучшенный вариант СТ-122А).

9 декабря 1942 г. на Гороховецком полигоне начались испытания СУ-11, СУ-12, СГ-122 и У-35. В результате, правительственная комиссия, проводившая испытания, рекомендовала принять, на вооружение войск самоходные установки СУ-76 (СУ-12) и СУ-122 (У-35). СУ-11 испытаний не выдержала из-за неудачной компоновки боевого отделения недоработанной установки прицела и недостатков ряда других механизмов. От СГ-122 отказались из-за его трофейной базы (на тот момент количество трофейных танков было еще недостаточно большим).

Еще до завершения испытаний опытных образцов САУ, постановлением ГКО от 25 ноября 1942 г. в системе Главного артиллерийского управления Красной Армии создается Управление механической тяги и самоходной артиллерии. В обязанности нового управления входил контроль за производством, снабжением и ремонтом самоходно-артиллерийских установок. 2 декабря 1942 г. ГКО принимает решение о развёртывании производства самоходно-артиллерийских установок СУ-12 и СУ-122 для вооружения Красной Армии.

В конце декабря 1942 г. Народный комиссар обороны директивами № 112467сс и 11210сс потребовал сформировать 30 самоходно-артиллерийских полков Резерва Ставки Верховного Главного Командования, вооружённых установками новых типов. Уже к 1 января 1943 г. первая партия из 25 СУ-76 и такого же количества СУ-122 была направлена в новосформированный учебный центр самоходной артиллерии.

Но уже 19 января, в связи с начавшейся операцией по прорыву блокады Ленинграда, два первых сформированных самоходно-артиллерийских полка (1433-й и 1434-й) по решению Ставки Верховного Главного Командования были направлены на Волховский фронт. В марте на Западный фронт отправили два новых самоходно-артиллерийских полка - 1485-й и 1487-й.

Уже первые опыт боевого применения самоходной артиллерии показал, что она способна оказывать существенную поддержку артиллерийским огнем наступающей пехоты и танковых частей. В докладной записке начальника штаба артиллерии Красной Армии члену ГКО В. Молотову от 6 апреля 1943 г. говорилось: «Опыт показал, что самоходные орудия нужны, так как ни один другой вид артиллерии не дал такого эффекта в непрерывном сопровождении атак пехоты и танков и взаимодействия с ними в ближнем бою. Материальный ущерб, нанесённый противнику самоходными орудиями, и результаты боя окупают потери».

Вместе с тем, результаты первого боевого применения САУ выявили крупные недостатки в их конструкции. Например, в СУ-122 происходили частые поломки стопора крепления орудия по-походному и подъёмного механизма. Кроме того, неудачная компоновка боевого отделения самоходки сильно утомляла расчет орудия при работе, а недостаточный обзор затруднял действие машины во время боя. Но большинство недостатков СУ-122 удалось устранить довольно быстро. Значительно сложнее обстояло дело с СУ-76.

В ходе первых же боев большинство СУ-76 вышли из строя из-за поломок коробок передач и главных валов. Простым усилением конструкции валов и шестерен коробок передач дело решить не удалось — такие самоходки выходили из строя так же часто.

Вскоре выяснилось, что причиной аварий была параллельная установка двух спаренных двигателей, работавших на общий вал. Такая схема приводила к возникновению на валу резонансных крутильных колебаний и его быстрой поломке, так как максимальное значение резонансной частоты приходилось на наиболее нагруженный режим работы двигателей (это соответствовало движению САУ на второй передаче по снегу и грязи). Стало ясно, что для ликвидации этого конструктивного дефекта требуется время. Поэтому 21 марта 1943 г. производство СУ-12 было приостановлено.

Для компенсации уменьшения выпуска СУ-76, которые срочно требовались фронту, еще 3 февраля заводу № 37 дал заказ на выпуск 200 самоходок на базе трофейного танка Pz.Kpfw. III. К тому времени, по данным трофейных служб, после окончания Сталинградской битвы, на ремонтные предприятия доставили около 300 немецких танков и САУ. Используя опыт работ по СГ-122, завод № 37 в сжатые сроки разработал, испытал и поставил на производство самоходную установку СУ-76И («иностранная»), созданную на базе тапка Pz.Kpfw. III и вооруженную 76-мм пушкой Ф-34, приспособленной для установки в САУ. Всего до декабря 1945 г. Красная Армия получила 201 СУ-76И. после чего их выпуск был прекращен.

Тем временем завод № 38 в спешном порядке работал над устранением недостатка СУ-76 (СУ-12). В апреле была создана машина СУ-12M. отличавшаяся от СУ-12 наличием между моторами, коробками передач и главными передачами дополнительных упругих муфт. Эти меры позволили резко снизить аварийность СУ-76 и с мая они слали поступать в войска.

Технические трудности в устранении конструктивных недостатков в шасси и недостаточная проработка вопросов технической эксплуатации самоходно-артиллерийских установок послужили причиной появления постановления ГКО от 24 апреля 1943 г., в котором вопросы заводской приёмки САУ. формирование частей самоходной артиллерии передавались из ГАУ КА В ведение Командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии. Все дальнейшие работы по созданию новых и совершенствованию имевшихся образцов САУ проводились через Главное бронетанковое управление Красной Армии (ГБТУ КА).

В мае 1913 г. завод № 38 изготовил модернизированный образец самоходно-артиллерийской установки под индексом СУ-15. В ней компоновка моторно-трансмиссионного отделения была выполнена по типу танка Т-70: двигатели стояли последовательно друг за другом, а коленчатые валы были соединены между собой. Самоходка имела только одну коробку перемены передач, а крыше над боевым отделением была демонтирована для улучшения условий работы экипажа (на СУ-12 отмечались случаи когда экипажи угорали из-за плохой вентиляции боевого отделения). Испытания установки, получившей армейское обозначение СУ-76М, показали вполне падёжную работу трансмиссии и с июня 1943 г. машина была поставлена на серийное производство. Осенью 1943 г. к выпуску СУ-76М подключился ГАЗ и завод № 40 (создан на базе завода № 592 НКВ). Производство этой машины велось до ноября 1945 г.

Постановлением ГКО № 2692 от 4 января 1943 г. заводу № 100 НКТП (г. Челябинск) и заводу № 172 НКВ (г. Молотов) предписывалось в течение 25 дней сконструировать и изготовить опытный образец самоходно-артиллерийской установки на базе ганка KB-1С со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20. Несмотря па ряд сложностей, задание было выполнено в срок, и к 7 февраля на Чебаркульском полигоне закончились испытания опытного образца, получившего заводской индекс KB-14. Постановлением Государственного Комитета Обороны от 14 февраля установка KB-14 под индексом СУ-152 была принята на вооружение Красной Армии и поставлена на серийное производство. Первые полки СУ-152 приняли участие в боях на Курской дуге летом 1943 г.

Для борьбы с новыми немецкими ганками «Тигр», захваченными в начале 1943 г. под Ленинградом, ГКО постановлением № 3289 от 5 мая 1943 г. обязал НКТП и НКВ изготовить опытный образец средней самоходно-артиллерийской установки с 85-мм пушкой на базе танка Т-34, предназначавшейся для непосредственного сопровождения средних танков в их боевых порядках.

Разработку новой САУ поручили Уралмашзаводу, а орудия для него — конструкторскому бюро завода № 9 и Центральному артиллерийскому конструкторскому бюро (ЦАКБ). В начале августа 1943 г. на Гороховецком артиллерийском полигоне испытывались два образца установок — с 85-мм орудием Д-5С завода № 9 и С-18 ЦАКБ. Орудие Д-5С оказалось более удачным, и постановлением ГКО № 3892 от 7 августа 1943 г. новая машина была принята на вооружение Красной Армии под индексом СУ-85. В том же месяце начался серийный выпуск СУ-85, а производство СУ-122 было прекращено.

В связи с принятием на вооружение Красной Армии нового тяжёлого танка ИС осенью 1943 г. и снятием с производства KB-1С, завод № 100 разработал на базе нового тяжелого танка 152-мм самоходно-артиллерийскую установку, которая была принята на вооружение под индексом ИСУ-152 и с ноября поставлена на серийное производство, с одновременным прекращением выпуска СУ-152.

В конструкцию ИСУ-152 были внесены некоторые конструктивные изменения, сделанные по результатам опыта боевого применения самоходно-артиллерийских установок СУ-152.

В связи с тем, что программа выпуска самоходно-артиллерийских установок ИСУ-152 не обеспечивалась необходимым количеством 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20С, в 1944 г. параллельно с ИСУ-152 велся выпуск установок ИСУ-122, вооружённых 122-мм пушкой А-19. Впоследствии пушка А-19 была заменена 122-мм пушкой Д-25С обр. 1943 г. (аналогичной установленной па ганке ИС-2) и установка получила наименование ИСУ-122С.

В связи с вооружением осенью 1943 года танка Т-34 85-мм орудием и необходимостью усиления вооружения средних самоходно-артиллерийских установок, ГКО постановлением № 4851сс от 27 декабря 1943 г. обязал ЦАКБ разработать проект установки 100-мм пушки на базе имевшейся средней самоходно-артиллерийской установки СУ-85.

Завод № 9 по своей инициативе включился в эту работу и раньше установленного срока спроектировал, испытал и представил на Уралмашзавод 100-мм пушку Д-10С для монтажа в самоходную установку. 15 феврале 1944 г. Уралмашзавод изготовил два опытных образна установки СУ-100, один из которых был вооружён пушкой Д-10С конструкции завода № 9, а второй — 100-мм пушкой С-34 разработки ЦАКБ. После проведения заводских испытаний образцов стрельбой и пробегом, 9 марта завод представил самоходные установки государственной комиссии на полигонные испытания. На них лучшие результаты показала самоходно-артиллерийская установка с пушкой Д- 10С конструкции завода № 9, которая в июле 1944 г. была принята на вооружение Красной Армии под индексом СУ-100. Однако из-за проблем с организацией серийного выпуска орудий Д-10С, изготовление СУ-100 началось только в сентябре 1944 г. До этого времени Уралмашзавод вел выпуск СУ-85М, отличавшихся от СУ-85 использованием бронекорпуса новой конструкции (с командирской башенкой и более толстой броней), разработанного для СУ-100.

Следует сказать, что по опыту летних боев, показавших, что не все серийные самоходно-артиллерийские установки Красной Армии могут успешно бороться с новыми немецкими танками и тяжёлыми САУ. ГКО в декабре 1943 г. предложил ГБТУ КА и НКВ спроектировать, изготовить и к апрелю 1944 г. представить на испытания самоходно-артиллерийские установки с орудиями повышенной мощности следующих типов:
— с 85-мм пушкой, имеющей начальную скорость снаряда 1050 м/с;
— со 122-мм пушкой, имеющей начальную скорость снаряда 1000 м/с;
— со 130-мм пушкой, имеющей начальную скорость снаряда 900 м/с;
— со 152-мм пушкой, имеющей начальную скорость снаряда 880 м/с.

Все эти орудия, кроме 85-мм пушки, должны были пробивать броню до 200 мм на дальностях в 1500 - 2000 м. Испытания этих установок проходили летом 1944 - весной 1945 гг., однако ни одно ил этих орудий не было принято на вооружение.

Наряду с самоходными установками отечественного производства, в частях Красной Армии активно использовались и американские, поставляемые в СССР по программе ленд-лиза.

Первыми в конце 1943 г. стали поступать самоходно-артиллерийские установки Т-18 (и советских документах проходят как СУ-57). Т-48 представляла из себя 57-мм пушку, установленную на полугусеничном бронетранспортере М3. Заказ на изготовление этих машин был дан Великобританией, но из-за слабости вооружения часть машин передали Советскому Союзу. СУ-57 не пользовалась популярностью в Красной Армии: машина имела большие габаритные размеры, слабую броневую защиту и вооружение. Тем не менее, при грамотном использовании эти самоходки могли действовать достаточно эффективно.

В 1944 г. Красная Армия получила две зенитные самоходки: САУ M15 и M17. Первая представляла комбинированную установку 37-мм автоматической пушки М1А2 и двух 12,7-мм пулеметов Browning M2 на полугусеничном бронетранспортере М3. M17 отличалась от М15 базой (бронетранспортер М5) и вооружением — на ней стояло четыре 12,7-мм пулемета Browning M2. М15 и М17 были единственными зенитными самоходными установками, состоявшими на вооружении частей Красной Армии во время войны. Они оказались эффективным средством защиты танковых соединений на марше от воздушного нападения, а также успешно использовались для боев в городах, ведя огонь по верхним этажам зданий.

В 1944 г. из США поступила небольшая партия противотанковых самоходок М10 Wolverine («Росомаха»), созданная на базе среднего американского танка М4А2. Вооружение М10 состояло из 76-мм пушки М7, установленной в открытой сверху башне кругового вращения. В ходе боев М10 показали себя как мощное противотанковое средство. Они могли успешно бороться с тяжелыми немецкими танками.

Использовались в Красной Армии и трофейные немецкие самоходки. Однако количество их было невелико и едва ли превышало 80 единиц. Наиболее часто применялись штурмовые орудия StuG III, называвшиеся в нашей армии «артштурмами».

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
 
 
 
 
 

На сайте uniland.me ремонт квартир Лукино-Варино.
наверх