Танковый фронт

Прибалтика

бронесилы Латвии
Латвия
бронесилы Литвы
Литва
Эстонские бронетанковые войска
Эстония

О боевом использовании танковых войск Красной Армии в конце 30-х годов в последнее время написано немало. Есть хорошие работы, посвященные действию танков в ходе «освободительного» похода в Польшу, советско-финляндской войны и боев на реке Халхин-Голе. Однако еще одна мало известная военная кампания, в которой активно использовались советские танки. Речь идет о вводе частей Красной Армии в Литву, Латвию и Эстонию летом 1940 г. Некоторые читатели могут возразить — настоящих военных действий здесь не велось, Прибалтика была занята без боя. Все это так, но с точки зрения использования танковых соединений эта операция представляет несомненный интерес.

После окончания Первой мировой войны Эстония, Латвия и Литва являлись объектом борьбы великих стран Европы за влияние в регионе. К концу 30-х годов основными соперниками в борьбе за влияние в Прибалтике оказались Советский Союз и Германия.

СССР рассматривал как сферу своих национальных интересов прежде всего Латвию и Эстонию, о чем было недвусмысленно заявлено на переговорах советских представителей с Великобританией и Францией весной — летом 1939 г. Убедившись, что эти страны не пойдут на удовлетворение его требований по Прибалтике, руководство СССР вступило в переговоры с Германией.

23 августа 1939 г. Советский Союз и Германия заключили пакт о ненападении. В рамках этого пакта был подписан секретный дополнительный протокол о разделе сфер интересов в Прибалтике. Согласно нему, Эстония и Латвия попадали в сферу влияния СССР, а Литва — Германии.

Еще 13 августа 1939 г. приказом народного комиссара обороны СССР № 0129 в составе Ленинградского военного округа была сформирована Новгородская армейская группа, преобразованная 14 сентября в 8-ю армию. В тот же день в Калининском военном округе по мобилизации разворачивается 7-я армия. С 25 сентября обе армии начали сосредотачиваться на эстоно-латвийской границе.

В тот же день, на советско-эстонских торговых переговорах в Москве эстонские представители получили от руководства СССР предложение заключить военный союз или договор о взаимной помощи. Правительство Эстонии понимало, что в случае войны между такими сильными странами как СССР и Германия, сохранить нейтралитет вряд ли удастся. Поэтому предложения Советского Союза, как меньшее из зол, было принято и 28 сентября подписан договор о взаимопомощи сроком на 10 лет. Согласно договору, СССР получал право на размещение в Эстонии 25-тысячного контингента советских войск.

Вечером 27 сентября в Москве начались переговоры с Германией, на которых затрагивались и прибалтийские проблемы. В частности, Советский Союз предложил обменять на Литву отошедшие ему Люблинское и Варшавское воеводства Польши. В результате взаимных уступок эта проблема была решена и в соответствии с подписанным 28 сентября советско-германским договором о дружбе и границе и секретным дополнительным протоколом Литва передавалась в сферу интересов СССР. Таким образом, Советский Союз получил полную свободу действий в Прибалтике, не опасаясь вмешательства Германии.

5 октября договор о взаимопомощи (аналогичный заключенному СССР с Эстонией), подписала Латвия, а 10 октября и Литва. При этом Советский Союз передал Литве Вильнюс и Виленскую область, до этого входившие в состав Польши.

Осуществление договоров о взаимопомощи началось сразу же после вступления их в силу. 19 октября на территорию Эстонии вошло управление 65-го особого стрелкового корпуса в составе 16-й стрелковой дивизии, 18-й танковой бригады полковника Е. Н. Солянкина и двух авиаполков (всего 21 347 человек, 283 танка, 54 бронеавтомобиля и 255 самолетов).

29 октября латышскую границу перешел 2-й особый стрелковый корпус — 67-я стрелковая дивизия, 6-я танковая бригада полковника Н. А. Болотникова и два авиаполка, всего 21 559 человек.

Одновременно в Литву перебазировалось управление 16-го особого стрелкового корпуса в составе 5-й стрелковой дивизии, 2-й танковой бригады комбрига А. В. Куркина и двух авиаполков, всего 18 786 человек.

К 10 мая 1940 г. на территории Прибалтики дислоцировались части Красной Армии общей численностью 66 946 человек, 1 630 орудий и минометов, 1 065 танков, 150 броневиков, 5 579 автомобилей и 526 самолетов (не считая сил флота — линкор, крейсер, два лидера, четыре эсминца, 17 подводных лодок, торпедные катера, тральщики, береговые батареи, морская авиация).

Сразу после ввода частей Красной Армии у них возникли проблемы на почве взаимоотношений с вооруженными силами прибалтийских стран и местными властями. Но несмотря на определенные трения, в целом условия договоров соблюдались всеми сторонами.

Но несмотря на это, 30 мая 1940 г. в газете «Известия» было опубликовано «Сообщение НКИД о провокационных действиях литовских властей», в котором перечислялись случаи исчезновения красноармейцев из частей, расквартированных в Литве. Вся ответственность на это возлагалась на литовскую сторону. Помимо дипломатического конфликта, Советский Союз начал готовится к военным действиям. 4 – 7 июня по боевой тревоге были подняты войска Ленинградского, Калининского и Белорусского Особого военных округов, которые стали сосредотачиваться на эстоно-латышско-литовской границе. Всего к 10 июня на границе Прибалтики было сосредоточено три армии (3-я, 11-я и 8-я) в составе 7 стрелковых и 2 кавалерийских корпусов, 20 стрелковых, 2 мотострелковых, 4 кавалерийских дивизий, 9 танковых и 1 воздушно-десантных бригад. Общая численность частей Красной Армии, подготовленных для вторжения в Прибалтику, составляла 360 177 человек, 6 078 орудий и минометов, 2 073 танка, 411 бронемашин и 1 995 самолетов (без учета советских войск, расквартированных в Латвии, Литве и Эстонии).

11 июня на совещании командования Белорусского Особого военного округа в Лиде был рассмотрен план разгрома литовской армии в течение 2 - 4 дней. Вечером 14 июня советское руководство вручило правительству Литвы ультиматум, в котором требовало создать правительство, которое честно бы выполняло договор о взаимопомощи, а также дополнительно ввести во все важные пункты Литвы 9 – 12 дивизий Красной Армии. Срок ультиматума истекал в 10.00 15 июня. В 9.45 литовское правительство сообщило в Москву о том, что оно принимает условия советской стороны.

В это же время части 11 и 3-й армий, сосредоточенные на литовской границе, к утру 15 июня заняли исходные позиции и ждали сигнала к переходу границы. Но мирное решение советско-литовского конфликта потребовало переориентации войск с боевых задач на беспрепятственное занятие территории. В 15.15 15 июня части Красной Армии перешли границу и к вечеру 16 июня заняли почти всю территорию Литвы.

17 июня, после коротких переговоров, советские войска без боя вошли в Латвию и Эстонию. К 21 июня занятие Прибалтики Красной Армией было завершено.

В течение 17 – 21 июня в прибалтийских республиках были созданы коммунистические правительства, а следом за этим приняты декларации о вхождении этих республик в состав Советского Союза. Это вхождение было узаконено на VII Чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР.

А что же стало с армиями бывших государств Прибалтики? Сразу после включения Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР в руководящих советских кругах возникло убеждение о необходимости переформировать национальные армии Прибалтийских республик в типовые соединения Красной Армии. В течение сентября — октября 1940 г. это мероприятие было выполнено, в результате чего Красная Армия пополнилась тремя стрелковыми (территориальными) корпусами — 22-й (эстонский), 24-й (латвийский) и 29-й (литовский). В составе каждого корпуса (штатная численность 15 142 человека) имелось по две стрелковых дивизии и корпусные части. Военнослужащие носили свою старую форму, но со знаками различия Красной Армии. Использовалось в корпусах и вооружение бывших прибалтийских армий.

К началу Великой Отечественной войны в национальных корпусах ощущался большой некомплект командных кадров, так как многие бывшие офицеры были репрессированы, а новых командиров не прислали. Тем не менее, части корпусов участвовали в боях в районе Вильнюса, на реке Шелонь, под Сольцами и Старой Руссой, где понесли тяжелые потери. В августе 1941 года они были расформированы.

Немного поподробнее о бронетанковой технике, имевшейся на вооружении армий прибалтийских государств в лету 1940 г.

После того, как начался процесс переформирования национальных армий в стрелковые корпуса Красной Армии, встал вопрос о том, что делать с бронетанковой техникой прибалтийских армий. Специальная комиссия Автобронетанкового управления Красной Армии 29 сентября 1940 г. составила «Краткий доклад по автобронетанковому имуществу Литовской, Латвийской и Эстонской армий». В нем говорилось следующее: «Учтенные комиссией машины будут обращены на укомплектование формируемых корпусов (территориальных), оставшееся количество будет сосредоточено по армиям до получения указаний (штаб Прибалтийского Особого военного округа имеет большое стремление укомплектовать себя иномарками). Ниже приводятся цифры, показывающие наличие техники.

Предложения:

А) боевые машины использовать для учебы до полного износа

Б) часть легковых машин, оставшихся от укомплектования корпусов изъять в Москву для Центрального гаража НКО (годные), негодные реализовать через ОФИ».

Первоначально вся бронетехника бывших армий Прибалтийских стран находилась в составе территориальных корпусов. Только один Vickers с 40-мм пушкой из состава бывшей армии Латвии был доставлен на Научно-испытательный бронетанковый полигон, где прошел испытания. Этот танк сохранился до наших дней и сейчас находится на экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке. Весной 1941 г. в Прибалтийском Особом военном округе начал формироваться 12-й механизированный корпус. Помимо прочей техники, в его состав были включена и часть танков прибалтийских государств, а бронеавтомобили оставили в составе разведывательных подразделений 22-го (эстонского), 24-го (латвийского) и 29-го (литовского) стрелковых корпусов.

К 22 июня 1941 г. в 12-м механизированном корпусе находилось следующее количество танков бывших государств Прибалтики: в 23-й танковой дивизии — 17 «виккерсов» (латвийских) и 2 танкетки TKS, в 28-й танковой дивизии — 8 «викерсов» (литовских) и в 202-й моторизованной дивизии — 16 «виккерсов» (литовских), 6 «Фиат 3000», 6 «Рено FT-17» и 2 танкетки TKS.

Из этого количества с началом войны удалось вывести по тревоге только 6 «виккерсов» в 23-й танковой дивизии, 2 «виккерса» в 28-й танковой дивизии и 6 «виккерсов» в 202-й моторизованной дивизии. Остальные танки были оставлены в парках, так как техническое состояние их оставляло желать лучшего. К 7 июля 1941 г. в 12-м механизированном корпусе оставалось еще 6 танков «виккерс» (по два в каждой дивизии), а остальные погибли в боях. Последнее упоминание о «виккерсах» автору удалось найти в документе, датированным 21 июля 1941 г., в котором говорилось, что «на ремонтных базах фронта имеется 2 танка «Виккерс».

Помимо 12-го механизированного корпуса, 8 «виккерсов» оставались в составе разведподразделений 29-го (литовского) стрелкового корпуса. Они были потеряны в первые же дни войны.

Повоевали и устаревшие танки МК-V и МК-В, которые не включались в состав 12-го механизированного корпуса находились в Таллине и Риге. Два МК-V использовались частями Красной Армии при обороне Таллина в августе 1941 г.

Что касается бронеавтомобилей прибалтийских государств, то все они были потеряны в боях или из-за технических неисправностей в первые недели войны.

Наличие бронетанковой техники в частях бывших Литовской, Латышской и Эстонской армий.

Типы Латвия Литва Эстония Всего
Виккерс 18 32 - 50
Рено - 12 12 24
Фиат-3000 6 - - 6
Рикардо 5 - 4 9
Танкетки 1 - 6 7
Бронеавтомобили 7 10 24 41
Автомобили легковые 117 180 74 371
Автомобили грузовые 357 284 116 757
Мотоциклы 41 165 30 296
Велосипеды 2 033 961 54 3 048
Трактора 8 15 7 30

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
М. Коломиец. Танки в Прибалтике//Танкомастер № 1, 2003.
 
 
 
 

наверх