Танковый фронт

Организация японских танковых и механизированных войск

 

Первая танковая группа была сформирована в Японии в апреле 1925 г. на основе закупленных за рубежом средних танков «Уиппет» и легких «Рено», но это было пока опытное и учебное подразделение — как и во многих других странах, в Японии 1920-е годы стали периодом поисков и экспериментов в области применения новых видов вооружения. Формирование же боевых подразделений и частей началось практически одновременно с развертыванием Японией активных боевых действий.

В 1931 г. была сформирована Квантунская армия, которая в том же году осуществила захват Маньчжурии. На ее территории японцы провели ряд учений, позволивших на практике выработать ряд положений о боевом применении танков и сформировать требования к новым их моделям.

После боев в районе Харбина командование Квантунской армии попросило о присылке в Маньчжурию новых танков, и в 1932 г. здесь была сформирована рота в составе двух взводов легких танков «Оцу», взвода средних Тип 89 «Оцу» и взвода бронеавтомобилей. В том же году сформировали - «кавалерийское» мотомеханизированное подразделение в составе семи новых легких танков Тип 2592 и пехоты на грузовиках — это подразделение включили в состав действовавшей в Маньчжурии кавалерийской бригады. Тогда же началось формирование трех групп средних танков: на основе танковой роты, приданной 12-й пехотной дивизии, на основе учебной роты пехотной школы и на основе подразделений в Маньчжурии. Через год в Маньчжурии сформировали смешанную механизированную бригаду в составе: полков — танкового (легкие и средние танки) и мотопехотного, рот — малых танков и инженерной, взвода химических (огнеметных) машин. Бригада, дислоцированная в Гунчжклине, стала основным опытным соединением японских танковых сил. Так, прошедшие в 1933 г. учения бригады позволили уточнить тактико-технические требования к легким танкам, способным вести бой вместе с пехотой, конницей, а также средними танками. В феврале 1935 г. сводный отряд 1-й смешанной механизированной бригады в составе десяти танков Тип 89 «Оцу», одного опытного легкого танка, трех малых Тип 94 ТК, двух рот мотопехоты на 60 грузовиках, артиллерийской батареи (75-мм полевые пушки Тип 90) на механической тяге и инженерного взвода на грузовиках принял участие в маневрах в районе Большого Хингана. При температуре воздуха - 25° и снежном покрове толщиной 20 см колонна вместо запланированных 250 прошла около 100 км, причем закончить марш смогли только 2 танка. Это заставило пересмотреть планы использования танков в зимних условиях, но, конечно, не остановило работы по их совершенствованию и насыщению ими армии.

Японские уставы и наставления того времени рассматривали танки и бронемашины как средство сопровождения пехоты в бою и ближней разведки. В наставлении по подготовке танковых частей, изданном в конце 1935 г., указывалось, что «основное назначение танков — бой в тесном взаимодействии с пехотой». Поэтому самостоятельных крупных танковых или механизированных соединений в этот период не создавалось. В 1936-1937 гг. прошли испытания три типа пехотных дивизий. В первой при численности 9 тыс. человек имелся бы танковый отряд трехротного состава. Организация пехотной дивизии Квантунской армии была наиболее сильной (тип А1) — дивизия должна была иметь 21 410 человек личного состава и включать два танковых отряда четырехротного состава — всего 81 танк. Придававшиеся пехотным дивизиям Квантунской армии разведывательные батальоны включали две танковые роты (по 10 легких танков Тип 95 плюс три танка командиров — всего 23 легких танка) и мотопехотную роту.

Третий тип пехотной дивизии предназначался для Северного Китая, ее штат включал 14-17 тыс. человек личного состава, а для участия в противопартизанских действиях дивизия могла иметь в штате три-четыре танковых взвода общей численностью 10-17 легких танков — впрочем, эти танковые подразделения могли и только придаваться ей на время боевой операции. В 1935-1936 гг. развернулась организационная работа, и к 1937 г. было сформировано 2 отдельных танковых полка, 2 механизированные бригады, 21 бронеотряд в составе пехотных и охранных дивизий. К началу 1938 г. в японской армии имелось 4 танковых полка и 4 механизированные бригады. Перед вторжением на советскую территорию у оз. Хасан в июле 1938 г. у границы с Приморьем кроме двух пехотных дивизий и бригады, трех пулеметных батальонов и кавалерийской бригады было сосредоточено несколько танковых частей, но в боях с советскими войсками они тогда участия не приняли.

Квантунская армия на апрель 1939 г. состояла из трех армий, трех отдельных пехотных дивизий, пограничного охранного отряда, пяти отдельных пограничных отрядов (всего более 300 тыс. человек) и 1-й смешанной механизированной бригады. Всего в армии было около 200 танков — в составе механизированной бригады и отдельных танковых подразделениях дивизий.

1-я смешанная механизированная бригада имела 102 танка и включапа два танковых полка (3-й и 4-й), пехотный батальон, артдивизион, разведроту, роту связи, ремонтную роту, транспортное подразделение. Каждый танковый полк включал 3 смешанных роты (средние танки Тип 89 и легкие Тип 95), роту танкового резерва (легкие танки), кроме того, имелись 3 средних и 2 легких танка командиров и столько же в составе транспортно-ремонтной роты — всего в полку 50 танков. В состав полка входила также моторизованная пехотная рота. После боев с советскими войсками на р. Халхин-Голе весной-летом 1939 г. была ускорена программа строительства средних танков, а три роты 4-го танкового полка, имевшие тогда на вооружении легкие танки Тип 95 «Ха-го», были перевооружены на средние Тип 97 «Чи-ха».

Заметим, что еще в начале 1930-х годов в Японии говорили о необходимости иметь в Маньчжурии «крупные моторизованные соединения, не уступающие соединениям красных» (С. Хирата «Как мы будем воевать», Токио, 1933 г.) и рисовали картины столкновений «сотен автомобилей и танков на полях Маньчжурии». Но практика неизменно отставала от «героической» теории. В ходе японо-китайской войны полки 1-й смешанной механизированной бригады дробились и поротно (а то и поштучно) придавались пехотным соединениям и частям. Неслучайно в танковых полках не стали создавать батальонов — полки состояли из танковых рот и сохранили «ротную» организацию до конца войны. К тому же основная роль в маневренных действиях на большую глубину отводилась тогда авиации и кавалерии.

Бронеавтомобили в японской армии сводились в автобронеотряды по 12-15 машин, придававшиеся пехотным или кавалерийским частям.

Значительное влияние на официальную японскую военную теорию оказало применение итальянцами легких танков и бронемашин в Абиссинии в ходе войны 1935-1936 г., а также бои итальянских и германских танков во время гражданской войны в Испании 1936-1939 гг. В 1937-1939 гг. японское военное руководство пересмотрело принципы ведения операции и боя. Танки считались уже не только средством сопровождения пехоты, но «эшелоном для глубокого проникновения в оборону и подавления его тыла». Добавив к этому опыт боев у оз. Хасан и на р. Халхин-Гол, японцы к 1940 г. приняли новый полевой устав, устав пехоты и наставления по родам войск, включая танковые. С признанием за танками самостоятельных задач в 1941 г. приступили к созданию новых танковых частей. Взамен смешанной механизированной бригады Квантунской армии образовали две танковые бригады или группы трехполкового состава — по 98 средних танков Тип 89 «Оцу» и 28 легких Тип 95 в каждой. Для их формирования использовали как уже имеющиеся танковые полки, так и вновь сформированные 10-й и 11-й. В результате 1-я танковая бригада (группа) включила 3-й, 5-й и 9-й танковые полки и вошла в подчинение 3-й армии (штаб в Дунине), 2-я танковая бригада — 4-й, 10-й и 11-й полки, передана 5-й армии (к северу от оз. Ханка). Каждая танковая бригада включала также колонну снабжения в составе 142 грузовых автомашин и 6 ремонтных летучек с прицепами.

В это же время часть пехотных дивизий Квантунской армии получали механизированные подразделения, которые должны были взять на себя задачи прежних разведывательных и кавалерийских подразделений. Отдельные пехотные дивизии в составе 3-й, 5-й и 20-й армий, имевших задачу оборонять районы к северу от оз. Ханка, получили танковые батальоны, каждый в составе двух танковых и одной мотопехотной рот. При этом танковая рота включала 10 легких танков Тип 95, штаб батальона — 3 танка Тип 95, мотопехотная рота — 120 чел. личного состава на 15 грузовиках, т.е. отдельный танковый батальон имел 23 легких танка и 15 грузовых автомашин.

К моменту развертывания в конце 1941 г. широкомасштабных действий на Тихоокеанском театре в японской армии только 18 отдельных танковых полков. Танковый полк, по штатному расписанию, включал в то время четыре танковые роты по 10 средних танков Тип 97 и два легких Тип 95 с каждой плюс четыре танка Тип 95 при штабе полка. Заметим, что число пехотных дивизий с 1939 по 1941 г. увеличилось с 41 до 51, а число отдельных бригад в 1941 г. составило 58.

В десяти пехотных дивизиях появились танковые роты по 9 машин (в основном это были легкие танки Тип 95 «Ха-го»), подобные роты ввели также в 1-й и 4-й специальные десантные отряды Императорского фота (японский аналог морской пехоты). Отдельные танковые роты (как правило — по 4 танка) находились также в резерве главного командования. Танковые части придавались армиям при подготовке наступления. Так, 14-я японская армия (впоследствии — 14-й фронт), выделенная в 1941 г. для захвата Филиппин, включала два танковых полка (4-й и 7-й), 15-я армия, нацеленная на Таиланд и Бирму — три полка (1-й, 2-й и 14-й), а 25-я армия в Малайе получила 1-й, 6-й и 14-й полки.

В 1942 г., оценив опыт использования германских танков в Европе и Африке и масштаб танковых сражений на советско-германском фронте, японское командование переходит к «укрупнению» танковых частей, основную силу которых должны были составить средние танки. В марте 1942 г. после совместного заседания Ставки императора и правительства решено было сформировать в Маньчжурии «штаб фронта и штабы армий... 1-ю и 2-ю танковые группы (дивизии)» — характерно, что эти мероприятия включили в общий план «перегруппировки войск» после захвата «стран Южных морей» и возвращения к «укреплению обороны на северном фланге», т.е. подготовке к возможным боевым действиям против Советского Союза. Командование Квантунской армии планировало полную механизацию соединений, но реализовать эти планы не позволяли ни имеющиеся ресурсы, ни ход военных событий.

По штату танковая дивизия включала: две танковые бригады двухполкового состава: полки — пехотный (моторизованный), артиллерийский (75-мм полевые пушки, 100-мм гаубицы на механической тяге), зенитно-противотанковый (47-мм противотанковые, 20-мм и 75-мм зенитные пушки); батальоны — разведывательный, инженерный, квартирмейстерский, обеспечения; рота связи. Каждый танковый полк включал штаб полка, четыре роты средних танков — три по 15 танков Тип 89 и одну из 10 Тип 97 «Чи-ха» или «Шинхото Чи-ха», подразделения обеспечения. При этом главной задачей танков Тип 89 и Тип 97 «Чи-ха» считалось сопровождение пехоты, а «Шинхото Чи-ха» (с 47-мм пушкой и бронебойными снарядами в боекомплекте) — борьба с танками. Такое разделение задач напоминало германскую концепцию двух средних танков — «боевого», вооруженного противотанковой пушкой и «танка поддержки» с короткоствольным орудием большего калибра (соответственно танки Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV), хотя в Японии такая схема сложилась в других условиях. Кроме средних танков в каждой танковой роте танкового полка имелось 3 легких танка Тип 95 «Ха-го», в штабе полка — 4 легких танка Тип 95 и 2 средних танка. Разведывательный батальон дивизии включал штаб, штабной взвод (3 легких танка), две роты легких танков и роту средних танков «Чи-ха». Всего в дивизии было 87 легких, 249 средних боевых танков плюс 40 машин танкового резерва, а также 1 213 грузовых автомашин, 63 ремонтные летучки. 56 тягачей, 14 пушек калибра 75 мм, 18 противотанковых пушек калибра 47 мм, 12 гаубиц калибра 120 мм, 8 зенитных пушек калибра 75 мм и 24 автоматических калибра 20 мм.

Формирование 1-й и 2-й танковых дивизий закончилось в августе 1942 г., при этом в состав 1-й дивизии вошли 1-й, 3-й, 5-й и 9-й танковые полки, в состав 2-й дивизии — 6-й, 7-й, 10-й и 11-й полки. Номера пехотных. артиллерийских, зенитно-противотанковых полков и разведывательных батальонов соответствовали номерам дивизий. В целом в организации дивизии видно стремление создать маневренные и достаточно «сбалансированные» по составу танковые части и соединения. При этом штаты моторизованного пехотного полка и артиллерийских подразделений танковой дивизии предусматривали широкое использование гусеничных машин высокой проходимости, а также включение в противотанковые подразделения на тот момент современных и достаточно эффективных 47-мм противотанковых пушек Тип 1.

Собственно на Японских островах постоянно держали в среднем четыре танковых полка для обучения подразделений и оснащения техникой. Но Маньчжурия и в это время продолжала служить полигоном и практической школой для японских танковых войск, Квантунская армия имела собственную учебную танковую бригаду.

В Маньчжурии пытаются сформировать и крупное танковое соединение — хотя собственные танковые силы японцы все еще применяют достаточно разрозненно (в соответствии с условиями боевых действий). В июле 1942 г. на основе еще формируемых 1-й и 2-й танковых дивизий Квантунской армии уже создается «1-я танковая (механизированная) армия» со штабом в Сыпингай. Она предназначалась для участия в «Операции № 51» — одно из кодовых обозначений японского Генерального штаба сухопутных войск для плана наступления вглубь территории СССР. Однако штаб «танковой армии» так и остался административной единицей, а действия танковых дивизий никогда не объединялись в оперативном масштабе. Победа советских войск под Сталинградом и их общее наступление зимой 1942/43 г. вынудило японское военное руководство вновь отложить планы войны против Советского Союза. И уже в 1943 г. «1-я танковая армия» прекратила существование: 1-ю танковую дивизию «вернули» в подчинение 3-й армии и перевели в район Тунгана, а 2-ю танковую дивизию — в подчинение 5-й армии с базированием в районе Муданьцзяна. Учебная бригада стала основным танковым резервом Квантунской армии. Теме временем в ноябре того же 1942 г. в Китае формируется 3-я танковая дивизия, в состав которой вошли 8-й, 12-й, 13-й и 17-й танковые полки.

В 1943 г. шло переформирование танковых полков — некоторые из них получили дополнительную танковую роту, другие, напротив, оказались ослаблены. К этому приводила практика их использования по частям. Несколько пехотных дивизий получили отдельные танковые полки в составе двух рот средних и одной роты легких танков (всего около 60 машин). Вводилась и новая техника. Штабные подразделения некоторых танковых полков оснащали полугусеничными БТР «Хо-ха» для повышения их подвижности. В 1944 г. танковые силы в Маньчжурии вновь были вынужденно ослаблены. В июне разведывательные батальоны 1-й и 2-й танковых дивизий переформировали в 26-й и 27-й танковые полки и отправили соответственно на Иводзиму и Окинаву. 3-й танковый полк 1-й танковой дивизии отправлен в Центральный Китай в подчинение 6-й армии, а ее же 9-й танковый полк перебросили на тихоокеанские острова — частью на о. Гуам (1-я и 2-я роты полка), частью — на о. Сайпан.

В июле 1944 г. 2-ю танковую дивизию перебросили на Филиппины, а часть ее кадрового состава использовали для формирования в Маньчжурии 1-й отдельной танковой бригады. Отдельная танковая бригада включала два танковых полка, пехотный батальон, артиллерийский дивизион, инженерный и ремонтный батальоны. Каждая рота включала 10 легких или средних танков и 6-8 грузовых автомашин. Наконец, в марте 1945 г. 1-ю танковую дивизию перебросили в Японию.

Танковые дивизии (группы) оставались скорее административной, нежели тактической единицей и в полном составе практически никогда не применялись — скажем. 2-я танковая дивизия на Филиппинах в 1944-1945 гг. действовала разрозненными подразделениями, а 3-я танковая дивизия к началу наступления в Китае весной 1944 г. была сильно ослаблена. Впрочем, на большинстве театров сами условия действия (ландшафт, сеть дорог, характер противника) и возможности снабжения мало способствовали массированному применению танков и бронемашин. В октябре 1944 г. были утверждены новые штаты танковых дивизий. Теперь дивизия включала только одну танковую бригаду трехполкового состава, но были добавлены штабная танковая рота, а пехотный полк дополнительно получил роту средних танков. По новому сокращенному штату в самой Японии сформировали 4-ю танковую дивизию на базе танковой школы в Тиба (28-й, 29-й и 30-й полки). К августу 1945 г. в сухопутных войсках имелось 173 пехотные и только 4 танковые дивизии, 88 пехотных (смешанных) и 6 танковых бригад. Отдельная танковая бригада трехполкового состава имела до 150 средних и 38 легких танков.

Танковый полк включал штаб полка, три роты средних танков, одну роту легких танков и роту 75-мм самоходных пушек. Рота средних танков состояла из трех танковых взводов по 3 танка, транспортного взвода (6-8 грузовых автомашин), а также командирских танков — 2 средних Тип 97 и 1 легкого Тип 95, имела на вооружении 4 пистолета или револьвера. 84 карабина. Рота легких танков включала три взвода по три танка Тип 95 и три командирских танка Тип 95. Штаб полка имел три средних танка Тип 1 «Чи-хе» и два легких Тип 95. Всего танковый полк имел 36 средних и 18 легких танков. Рота самоходных установок включала три батареи по три 75-мм самоходные пушки «Хо-ни» и управление роты из двух самоходных пушек и одного легкого танка Тип 95. Однако небольшое количество построенных САУ не позволило выдержать данный штат танкового полка. Для ремонта машин в танковом полку имелось 4 пары специальных машин (летучка-автомастерская — машина ЗИП).

Танковая дивизия в Маньчжурии в 1944 г. имела по штату 127 легких (из них 40 — резервных) и 249 средних танков. Но к началу Маньчжурской наступательной операции советских войск 1945 г. Квантунская группировка в полосах наступления советских фронтов располагала только двумя (1-й и 9-й) отдельными танковыми бригадами и 35-м танковым полком, не считая отдельных танковых рот.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
 
Федосеев С.Л. Японские танки Второй Мировой - М: ВЭРО Пресс; Яуза; ЭКСМО, 2010.
Военные машины № 2. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 1. Киров. 2000.
Военные машины № 3. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 2. Киров. 2000.
Военные машины № 4. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 3. Киров. 2000.
 
 
 

Услуги автовышки в аренду значительно сокращают средства и экономят время.
наверх