Танковый фронт

Империя наносит удар. Первые захваты на юге и роль японской бронетехники

 

Вслед за оккупацией Японией французскою Индокитая, правительство США наложило ряд санкций на торговлю с Токио. Организованная США, Великобританией и Канадой торговая блокада грозила подорвать экономику островной империи. Особенно больно ударило но Японии введенное 26 июля 1941 г. эмбарго на поставка нефти и нефтепродуктов. В результате Токио форсировал военные приготовления, направленные против стран-организаторов блокады. Конечно, о стратегической внезапности речи не шло. И в Вашингтоне, и в Лондоне не сомневались в неизбежности воины с Японией, но пот когда и где японцы нанесут удары? Англичане и американцы совершенно не понимали военного мышления японцев, считая, что Япония способна сконцентрировать свои силы на одном, максимум на двух, оперативных театрах боевых действий и не будет способна предпринять более одного стратегического наступления. Эти положения стали краеугольными камнями оборонительной стратегии США и Великобритании в Азии, ошибочной, как оказалось, стратегии. Практически одновременно японцы обрушились на главную базу ВМС США на Тихом океане и Перл-Харборе, ядро британского дальневосточного флота и на Филиппины. Самолеты базировавшегося на Формозе японского 11-го воздушною флота при налете на филиппинские аэродромы уничтожили все имевшиеся здесь 35 тяжелых бомбардировщиков В-17 «Летающая Крепость» из состава 35-й воздушной армии USAAF. За ударами авиации последовало вторжение японских войск на Филиппины, в Бирму. Малайю.

Перед началом войны на Тихом океане высшее командование вооруженных сил Японии распределило танковые подразделения по силам вторжения. Каждая армия получила по два - три танковых полка. В состав 25-й армии генерал-лейтенанта Томиюки Ямаситы, которой предстояло действовать в Малайе, вошли 1-й, 6-й и 14-й танковые полки. В 14-ю армию (позже переименована в 14-й фронт) генерал-лейтенанта Масахары Хомы - 4-й и 7-й танковые полки; 14 армии ставилась задача оккупации Филиппин. Войска 15-й армии генерал-лейтенанта Шоидзиро Иды через Сиам должны были вторгнуться в Бирму, в состав этой армии входил 2-й танковый полк; 1-й и 14-й танковые полки не долго задержались в Малайе, после чего их передали в 15-ю армию. 16-я армия генерал-лейтенанта Хитоши Иммамуры ожидала десанта на острова Голландской Вест-Индии. В армию передали после окончания боев на Филиппинах 4-й танковый полк.

Японцы имели по меркам Азии серьезные танковые силы, но продолжал использовать бронетехнику не эффективно - как средство усиления пехоты и только. К войне на Тихом океане японцы подготовили 400 танков - по численности две панцердивизии вермахта. Согласно европейским воззрениям такие силы могли успешно провести разве что локальную наступательную операцию в масштабе одной армии. Однако в Азии 400 японских танков - это больше, чем у всех остальных стран, включая британские, французские и голландские колонии, а также США (американские танки на территории Штатов не учитываются), вместе взятых. Англичане располагали в Малайе незначительным количеством гусеничных бронетранспортеров «Универсал», рядом с которыми танки «Ха-го» смотрелись точно так же как танки KB рядом с «Чи-ха». Помимо бронетранспортеров-носителей пулеметов «Брен» у англичан имелось некоторое количество легких бронеавтомобилей Мармон-Харринггон Mk III и устаревших броневиков «Ланчестер».

У голландцев бронетехники имелось немногим больше. Королевская голландская армия Вест-Индии (Koninklijke Niderlandse Indien Leger, KNIL) в своем составе шесть механизированных бригад, па вооружении которых должно было состоять 75 легких танков Виккерс Карден-Лойд образца 1936 г. (фактически танкеток с башнями, аналогичных японским «тип 2594»), не менее 600 танкеток Мармон-Харриигтон Mk III CTLS-4TAC. В реальности к началу войны было всего 24 танка Виккерс Карден-ЛойД образца 1936 г. и 25 танкеток CTLS-4TAC. Кроме гусеничной техники, голландцы располагали американскими полугусеничными бронеавтомобилями М3А1 «Уайт», бронеавтомобилями «Овервалваген» местного производства, 12 германскими бронеавтомобилями Крупп «Панцеркрафтваген» и несколькими британскими Элвис-Страсслер AC3D. «Уайты» и «Овервалвагены» были сведены в один эскадрон бронеавтомобилей KNIL.

Единственной серьезной силой можно было считать, лишь дислоцированные на Филиппинах американские танковые подразделения. В ноябре 1941 г. здесь была сформирована 1-я временная бронетанковая группа, включавшая два танковых батальона и отдельную танковую розу. В 192-й танковый батальон вошли четыре танковых роты, сформированных в составе национальных гвардий штагов Висконсин, Иллинойс, Огайо и Кентукки в декабре 1940 г. Три роты 194-го танкового батальона формировали на основе подразделений Национальной гвардии штатов Миннесота, Миссури и Калифорния. Формирование четвертой роты этого батальона до начала кампании на Филиппинах завершить не успели. Оба батальона были доставлены на Филиппины в сентябре 1941 г. На вооружении батальонов имелось 108 легких танков М3. На Лусон прибыли 50 самоходно-артиллерийских установок Т-12 (75-мм пушка на базе полугусеничного бронетранспортера М3).

Эти весьма скромные бронетанковые силы союзников были усилены только после начала боевых действий, причем усилены не так уж и существенно. В начале 1942 г. в Малайю был направлен эскадрон «В» 16-го Собственного Королевского гусарского полка (16 легких танков Mk. VIB, а подразделения 7-го гусарского и 2-го Королевского танковых подков из (танки «Стюарт») 7-й бронетанковой бригады перебросили с Ближнего Востока в Бирму.

Штурм Гонг-Конга стал прелюдией к широкомасштабной сухопутной войне Японии с Великобританией. Утром 7 декабря британская разведка установила развертывание на границе анклава подразделений 38-й пехотной дивизии генерала Такаиши Сакаи, численность дивизии составляла 20 тыс. штыков. На следующий день Гонг-Конг бомбило 345 японских самолетов, вся британская авиация в анклаве была в результате налета уничтожена. Впрочем «вся авиация» состояла из 5 - 7 самолетов (исследователи ведут жаркие споры о численности подразделения RAF в Гонг-Конга: пять, шесть или семь самолетов, вопрос чрезвычайно принципиальный). Части 38-й дивизии перешли границу и атаковали укрепленную линию Джин Дринксра (Gin Drinker’s Line - линия любителя глотать джин). Имеются данные, согласно которым в атаке принимали участие танки «Чи-ро» и бронеавтомобили «тип 2592 Осака».

Под началом командующего обороной Гонг-Конга бригадного генерала Мэлтби имелось шесть батальонов: три индийских, один шотландский и два батальона канадских резервистов. Батальоны были сведены в бригады. Регулярные войска дополнялись отрядами местных волонтеров. Линию Джин Дринксра занимала одна бригада, вторая размешалась непосредственно на острове Гонг-Конг. Мэлтби расролагал небольшим числим бронеавтомобилей местного производства, изготовленных на шасси грузовиков Форд-Т. Артиллерия обороняющихся состояла из 29 сухопутных пушек, морских орудий одною эсминца и четырех канонерских лодок. Оборону можно признан, весьма символической. В 30-е годы в Великобритании решили, что Гонг-Конг расположен слишком далеко от азиатского Гибралтара. Сингапура, чтобы его можно было оборонять.

Мэлтби намеривался остановить японцев севернее Коулуна и сдержать их на линии Джин Дринксра в течение 6 - 10 дней, но это ему не удалось. Коулуна был полностью захвачен после пяти дней боев, британские войска эвакуировались на остров. Сражение за Гонг-Копт началось 11 декабря.

В период с 13 по 18 декабря японская авиация регулярно бомбила Гонг-Конг в рамках подготовки операции по форсированию пролива, отделившего остров от материкового Китая. В ночь с 18 на 19 декабря шесть батальонов из 38-й дивизии переправились через пролив. Японцы не смогли одним ударом оккупировать весь остров Гонг-Конг: к вечеру 19 декабря британская пехота укрепилась на противоположном от места высадки японцев конце острова. Бои шли еще шесть дней - японцы продвигались вперед крайне медленно. Гарнизон сложил оружие 25 декабря, только после того, как обороняющихся отрезали от источников пресной воды. Генерал Саки потерял 2.754 человека, в том числе 675 убитыми. Потери британцев составили 1.045 человек убитыми, 2.300 ранеными, 746 солдат и офицеров попало в плен. В качестве трофеев японцы захватили несколько бронеавтомобилей, в 1945 г. эти машины еще раз сменили хозяев - попали в руки американцев.

Оккупация Малайи и Сингапура, главного опорного пункта Великобритании на Дальнем Востоке, являлись в гораздо большей степени комбинированными операциями. В Малайе находился сильный контингент британских войск, которым командовал генерал-лейтенант сэр Артур Персиваль. Помимо многочисленного гарнизона крепости Сингапур, в его распоряжении имелись три индийских, одна британская и одна австралийская пехотные дивизии, в общей сложности 100 тыс. штыков. Кроме того в пути уже находились подкрепления численностью 37 тыс. человек, в том числе с Ближнего Востока перебрасывались 7-я бронетанковая бригада двухполкового состава.

Неудивительно, что вторжение в Малайю японцы планировали очень тщательно. Назначение на пост командующего 25-й армии получил один из лучших генералов Императорской армии Томоюки Ямасита. Начальником штаба был назначен офицер управления G-1 Генерального штаба полковник Цудзи. Цудзи разрешили отбирать в состав армии лучшую технику и лучших людей. 25-я армия получила отборные по японским меркам: танковые, саперные, артиллерийские подразделения, самых лучших связистов с самыми лучшими радиостанциями и полевыми телефонами. Цудзи старался отбирать кадры, имевшие боевой опыт сражений в Китае и Монголии. Ямасита получил даже Императорскую Гвардейскую дивизию трехполкового состава (в июне 1943 г. преобразована во 2-ю Императорскую Гвардейскую дивизию) численностью 12 тыс. человек, дивизия была полностью моторизована. Помимо гвардейской дивизии в состав 25-й армии вошла 5-я пехотная дивизия. Это соединение но праву считалось лучшим в Императорской армии и великолепно проявило себя в Китае в 1937 - 1938 гг. Дивизия также была полностью моторизованной, в се состав входил «лишний» полк, а численность достигала 15 тыс. штыков. Третья, 18-я пехотная дивизия 25-й армии также входила в число лучших соединений Императорской армии. Под началом Ямаситы, таким образом, имелось 60 тыс. лучших солдат и офицеров японской армии, крупные силы танков и артиллерии. Ни одна другая японская армия не могла сравниться по совокупной мощи с 25-й армией. Действия наземных сил должны были обеспечивать 560 самолетов 3-й авиационной группы генерал-лейтенанта Мично Сутавары и корабли 2-ю флота вице-адмирала Нобутаки Кондо.

В состав армии Ямаситы входила бронетанковая группа из трех танковых полков, включая элитный 1-й танковый полк. 1-й танковый полк (также как и два других, 6-й и 14-й) имел в своем составе четыре роты средних тиков по десять средних тиков «тип 2597 Чи-ха» и по два легких «тин 2595 Ха-ro» в роте. Еще по четыре танка «Ха-го» имелось в штабной роте. Всего в 25-й армии насчитывалось 211 единиц бронетехники, главным образом танков «Чиха» и «Ха-го», в меньшей степени - танкеток «Те-ке». 211 танков и танкеток - это больше половины всей бронетехники, задействованной в «экспансии на юг».

Силы Ямаситы в значительной степени превосходили силы британцев. Англичане полностью исключали саму возможность массированною применения бронетехники в Малайе. Действительно, ни один военный эксперт не назовет малайскую местность благоприятной для действий танков. Малайский полуостров покрыт горами высотой до 2300 м и плотными джунглями. Британцы обоснованно считали, что на такой местности не смогут действовать не только танки, но и более-менее крупные подразделения пехоты.

Совершенно очевидным считалось, что японцы смогут использовать для передвижения танков лишь дороги, построенные англичанами для вывоза сырья с каучуковых плантаций в Сингапур, однако даже таких дорог было очень немного. Дороги, такие как Южная трасса, имели твердое покрытие, иметь подобные шоссе не посчитала бы позором любая европейская страна. Британское командование поступило очень странно - оставило дороги в целости и сохранности в ходе отступления на юг. Впрочем, даже если бы шоссе успели привести в негодность, то продвижение японских войск могло лишь замедлиться, но не остановиться. Японские пехота и танки отработали методику продвижения по девственным джунглям. Согласно плану Ямаситы гвардейской дивизии следовало наступать вдоль железнодорожной линии, связывавшей Сиам с Сингапуром. Части двух других дивизий высаживались десантами в портах вдоль всего побережья Малайского полуострова, в сиамских портах Сингапура и Патани, в порту Кота-Бару. Расположенном севернее города Малайя. Войскам ставилась задача захвата британских аэродромов, в первую очередь четырех аэродромов аэроузла Элор-Стар. С этих аэродромов японской авиации предстояло поддерживать продвижение сухопутных поиск После захвата аэродромов дивизиям ставилась задача наступать на Сингапур. Город Сингапур с миллионным населением расположен на одноименном острове. Сингапур представлял сбой крупнейшую военно-морскую базу Великобритании на Дальнем Востоке и был очень хорошо укреплен, но только для отражения нападения с моря. Японцы же решили штурмовать неприступную казалось бы крепость с черного хода - с суши. Город прикрывали 29 тяжелых орудий калибром от 152 до 381 мм, но все береговые батареи смотрели в сторону моря. Подходы к Сингапуру со стороны Малайи оставались неприкрытыми. Англичане считали невозможно проход крупных сил пехоты, а тем более танков по джунглям Малайского полуострова.

Вторжение японских войск в Малайю началось 8 декабря 1941 г. с налетов авиации на Малайю и Сингапур. В 5 ч 45 мин по гавайскому времени японцы высадились на северной оконечности полуострова. Несмотря на плохие погодные условия подразделения 56-го пехотного полка овладели пляжем Кота-Бару в устье реки Килатан. На пляже сконцентрировалось 5 тыс. солдат и офицеров Императорском армии во главе бригадным генералом Такуми, Посте перегруппировки Такуми отдал приказ наступать вглубь страны. Японцы легко сбили с позиций 9-ю индийскую дивизию, похоронив ГСМ самым намерение английского командования запереть десант на берегу. Каждый новый день приносил известия об очередных десантах японцев. Десанты смешались на юг. Наступление развивалось успешно, вскоре войска Ямаситы полностью овладели полуостровом Кра, где сходились в стратегический узел ведущие к Сингапуру шоссейные и железные дороги.

Ключом к общему успеху операции стал захват западного прибрежного шоссе, которое связывало Сингапур с провинцией Джохор. Индийцы здесь храбро сдерживали натек японцев, но не сдержали, отступив в провинцию Крох. После ран рома 9-й индийской дивизии единственным препятствием для наступающих на Сингапур частей оставалась 11-я индийская пехотная дивизия, занимавшая оборону в предместьях города Ситра и прикрывавшей Южную трассу. Центральную часть Малайского полуострова оборонял III индийский корпус генерал-майора Хиза. Ситуация осложнялась для англичан с каждым днем. Японские войска продвигались все дальше и дальше вглубь полуострова.

Сухопутные части англичан, размешенные в Малайе, в три раза превосходили по численности силы агрессора, но управление ими было в короткий срок дезорганизовано. Англичане оказались не в состояние противодействовать высадке 5-й дивизии в Сингоре. а 18-й дивизии в Патани. Дивизии благополучно разгрузились в портах, захватили аэродромы, после чего устремились на юг. Теперь японцев поддерживала авиация, самолеты действовали с аэродромов, которые совсем недавно были британскими. Начальная фаза операции наглядно продемонстрировала лучшую подготовку японских войск к войне в джунглях. III индийский корпус (2-я, 9-я и 11-я дивизии без труда был сбит с занимаемых им оборонительных позиций английский военный историк и теоретик Дж. Фуллер так прокомментировал наступление 25-й армии:

- Там где британский солдат тащил на себе противогаз, рюкзак, каску и прочее, а его снабжение полностью зависело от механического транспорта, японец обходился примитивной одеждой из хлопковой рубахи, шорт, обувь - резиновые тапочки, пища – горсть риса. Японец жил в джунглях, а не продирался сквозь них. Основное вооружение японских войск - ручные пулеметы и 2-дюймовые минометы перевозилось в основном па велосипедах. Точно так же японские войска наступали 37 лет назад в Маньчжурии.

Благодаря подготовке, автором которой являлся полковник Цудзи. Японский солдат прекрасно воевал в джунглях, обходясь минимумом простого снаряжения и вооружения. Простого - не значит примитивного. Примером может служить шарф из х/б материи. Повязанный под каской шарф предохранял солдат от солнечных ударов, защищал глаза от слепящего солнца. Англичане такой простой вещи не имели. Японские велосипедисты тренировались в совместных действиях с танк ами. К удивлению англичан танки превосходно действовало в Малайе. Действительно, по джунглям они не передвигались, но прекрасно наступали вдоль шоссе, парализуя британскую оборону. Нередко танки двигались вперед с пехотой на броне.

Примером успешных действий небольших, но очень маневренных «быстрых отрядов» из велосипедистов и танков, может служим, бой 11 декабря, когда танки «Чи-ха» 1-го танкового полка прорвали оборону 11-й индийской дивизии на линии Джитра. Индийцы успели перегруппироваться и заняли оборону, препятствия движению Ямаситы на юг, к стратегическому аэроузлу Элор-Стар. Японцы нанесли внезапный молниеносный удар. Две японские роты по наведенной саперами через реку переправе вышли в тыл индийцам. Затем по ному же мосту переправились танки «Чи-ха» и «Ха-го» из 3-й роты 1-го танкового полка, а также 500 велосипедистов. Продвижение японцев было столь стремительным, что занимавший вторую линию обороны (также по реке) индийский батальон в панике бежал лаже не взорвав переправу. Так шаг за шагом танки, саперы и велосипедисты продвигались на юг. Пересекавшая Малайский полуостров примерно в его середине главная оборонительная позиция британцев, линия Джитра была прорвана за пять дней. Прорвавшие оборону японские част были немедленно атакована австралийцами с левого фланга и индийцами с правого, однако у союзников не хватило сил, чтобы заткнуть брешь и линии Джифы. Между тем наступавших было не так уж и много - пять сотен велосипедистов и рота танков. Они удерживали проход в обороне сутки, на следующий лень подошли главные силы дивизии - 10 тыс. элитных бойцов. Австралийские, британские  и индийский части общей численностью 12 тыс. человек оставили хорошо подготовленные позиции, чтобы не попасть в окружение. Союзники начали быстрое отступление в южном направлении, на хвосте у них висели танки и велосипедисты японцев. Отступление 11-й индийской дивизии перешло в паническое бегство. Выдающийся военный успех был достигнут малой кровью: при прорыве главной линии обороны британских войск в Малайе японские войска потеряли 27 человек убитыми. Согласно направленному в Генеральный штаб полковником Цудзи донесению противник потерял 1000 человек убитыми и вдвое больше ранеными.

Прорыв линии Джитра стал поворотным пунктом в кампании - путь на юг войскам Ямаситы уже ничего не преграждало. Аэроузел Элор-Стар, лишившись защиты, был захвачен без сопротивления. Наступление 25-й армии развивалось безостановочно. 15 декабря последний британский солдат покинул остров Пенанг. Японская авиация совершала боевые вылеты с аэродромов Элор-Стара. Хаотическое отступление подорвало боевой дух самого генерала Хиза. Генерал Поунэлл новым начальник штаба Верховною командования союзников на Дальнем Востоке, приказал генерал) Арчибальду Уэйвеллу принять меры к прекращению панического бегства. Поунелл предложил срочно создать новую линию обороны по реке Спим - последнем естественном препятствии на пути японцев к Сингапуру. В данном случае решать проблему созданием очередной линии обороны вряд ли имею смысл – японцы высадили еще два десанта на западном побережье Малайи. Свежие японские войска немедленно начали наступление из районов десантирования на юг и в короткий срок захватили аэродромы Куантан и Сингапур.

Англичане все еще не теряли оптимизма в отношении возможности удержать Малайю. Основания для оптимизма имелись: по численности войска союзников превосходили 25-ю армию Ямаспты более чем вдвое - 130 тыс. против 60 тыс. штыков. Между тем, всем известна догма, гласящая, что атакующие должны иметь численное превосходство над обороняющимися, причем желательно тройное. Японцы изначально уступали англичанам количественно. Ямасита развеял еще один миф - о невозможности танковой войны в джунглях. Уэйвелл лично убедился в эффективности действий японских танковых частей при инспекции своих войск в январе 1942 г. В этот момент противник находился в 380 км от Сингапура, 11-я индийская пехотная дивизия была полностью рассеяна, а III корпус разделен на части. Уэйвслл приказал отступать на юг к новой линии обороны, которую готовили австралийцы бригадного генерала Генри Гордон-Беннета. Последний рубеж обороны Гибралтара Дальнего востока проходил в 180 км от города. Уэйвслл вернулся в Сингапур для инспектирования обороны крепости, он с удивлением обнаружил, что северный берег острова абсолютно не подготовлен к обороне.

Наступление японцев, которое ожидал Уэйвелл, началось 5 января 1942 г. На первых порах британские и австралийские части сдерживали натиск противника, но в темноте первой ночи наступления японская разведка с приятным удивлением обнаружила несколько проселочных дорог в джунглях, на которых отсутствовали даже патрули. Потрясающей ошибкой союзников Ямасита воспользовался немедленно. Вперед пошли танки и велосипедисты, охватывая британские позиции с флангов. Колонны японцев двигались в направлении Куала-Лумпура, делая но 30 км за день. Это уже не наступление - это марш-бросок. Индийские части вновь поддались панике, бросив всю технику и тяжелое вооружение они бежали ради сохранения собственных жизней. 7 января японцы вошли в Куала-Лумпур, в лот же день танки «Чи-ха» из 6-го танкового полка прорвали оборону союзников под Силангором. Танки 6-го полка форсировали реку Слим - был прорван последний рубеж обороны перед Сингапуром. Японцы в качестве трофеев захватили 50 исправных бронеавтомобилей Мормон-Харрингтон и транспортеров «Брен Каррнер».

В результате прорыва обороны но реке Слим, британские войска начали отход в направлении Тампина и Джемаса. Уэйвелл в очередной раз отдал приказ отходить на новую линию обороны, спешно организуемую на берегу реки Сунгей-Муар, всего в 32 км севернее Джохарского пролива, отделяющего Малайский полуостров от Сингапура. 30 января авангард японцев вышел к городу Кулай, расположенного на 30 км севернее Сингапура. Самый последний рубеж обороны оказался пол угрозой прорыва раньше, чем его успели обустроить. 31 января командующий обороной Малайи генерал Персиваль принял решение отвести все уцелевшие войска в крепость Сингапур. В 8 ч 00 мин дамба, связывавшая остров с материком была взорвана. Через несколько часов островитяне имели «счастье» созерцать на материковом берегу японские танки и пехоту. Малайский блицкриг 25-й армии генерал-лейтенанта Ямаситы стал реальностью. Менее чем за семь дней японские войска прошли с боями 900 км по крайне неблагоприятной для наступления местности в условиях, когда противник имел численное превосходство.

Голодные, пообносившиеся и усталые после 900-км марша солдаты Ямаситы, тем не менее, не прекращали давления на противника. В финальной части кампании полковник Цудзи, всегда предпочитавший маневр фронтальной атаке, вопреки советам командующего 25-й армии генерала Ямаситы и его начальника штаба Созаки Сузуки, бросил танки и пехоту в лобовую атаку. Цудзи затеял рискованную игру, но вытащил из колоды козырного туза. Решительная атака не дала союзникам времени опомниться, перегруппировать свои силы и организовать оборону.

Через день после взрыва дамбы японские войска охватили плацдарм на острове Сингапур. Плацдарм продержался недолго - японцы не могли организовать снабжение войск и переправу свежих частей через пролив в полкилометра шириной. Индийские, британские и австралийские части, усиленные свежей 18-й пехотной дивизией, сбросили японцев в пролив. Генерал Персиваль не терял оптимизма, он считал возможным оборонять Сингапур не менее шести месяцев. Под его началом находилось 70 тыс. отлично вооруженных и обученных бойцов, не ощущалось нехватки продуктов, боеприпасов, топлива.

В распоряжении Ямаситы для взятия Сингапура было всего 30 тыс. штыков. Причем в войсках ощущалась усталость от многодневных боев, длительных маршей, нехватки пищи. Шансы на успех выглядели призрачными, но тем не менее они существовали. Остров Сингапур не готовили к обороне от улара с севера, и самом узком месте пролив имел ширину 100 м - не так уж и много, а дамба была взорвана отнюдь не всем своем протяжении. К тому же Персиваль допустил ошибку, поставив оборонять северный берег острова Сингапур свежую, но вообще не имевшую боевого опыта 18-ю пехотную дивизию. Позиции дивизии ничем не прикрывались с северо-запада, откуда их могла обстреливать прямой наводкой японская артиллерия.

Между тем, Ямасита готовился к захвату острова-крепости. Японский полководец определил, что самым уязвимым местом города с миллионным населением является водоснабжение. Захват цистерн с пресной водой заставит британцев сложить оружие. С целью отвлечения внимания противника от главного объекта удара. Ямасита решил направить часть своих сил на форсирование пролива и штурма города в лоб. Основные же усилия следовало направить на установление контроля над господствующими высотами и водохранилищем. Для достижения цели требовалось перебросить через пролив 30 тыс. солдат и офицеров, 440 - 460 артиллерийских орудий и 50 танков из 6-го полка. Для форсирования пролива Ямасита собрал едва ли не все плавсредства провинции Джохор: лодки, джонки, катера, баржи.

К вечеру 7 февраля приготовления к форсированию пролива завершились. Вторжение на остров Сингапур предварял налет авиации и артиллерийская подготовка. Вечером 8 января через пролив устремились 20 амфибий с японской пехотой. Прежде чем зеленая молодежь из 18-й дивизии успели понять что происходит, 400 ветеранов из дивизии принца Коноэ при двух горных пушках высалились на небольшом островке в проливе. Считая этих солдат авангардом главных сил Ямаситы, по островку открыла огонь едва ли не вся артиллерия Сингапура. Персиваль сиял с позиций и отправил на самый по его мнению угрожаемый участок 11 тыс. солдат. После захода солнца передовые батальоны японских 5-й и 18-й пехотных дивизий на 300 лодках, понтонах, баржах форсировали пролив в нескольких километрах от места демонстрации высадки десанта. Затем по позициям австралийцев Гордон-Беннета открыли огонь более 400 артиллерийских орудий. Примерно в 23 ч, когда союзники еще не успели разобраться в происходящем, на острове Сингапур находилось 4 тыс. японских солдат первой волны десанта, Японцы оттеснили австралийцев из 22-й пехотой бригады, заняв солидный плацдарм.

В ночь с 8 на 9 февраля пролив пересекли другие подразделения 5-й и 18-й дивизий, танки 6-го полка переводили на связанных в единое целое понтонах. За несколько часом на остров Сингапур удалось перебросить 20 тыс. солдат, артиллерию, танки. Японцы нанялись расширением плацдарма.

Японские войска шли вперед двумя колоннами. В первый день британская артиллерия пыталась мешать продвижению, но из-за угрозы обхода с флангов артиллеристы были вынуждены отступать. В ночь с 9 на 10 февраля на остров были доставлены еще остававшиеся на материке част Императорской гвардейской дивизии генерал-лейтенанта Такумо Нисимуры. Пехота и танки переправлялись уже по частично восстановленной дамбе. Через пролив переправился и сам Ямасита.

Даже после того, как на остров Сингапур переправились все 30 тыс. японских солдат и офицеров, двукратное численное превосходство все равно оставалось у союзников, но японцы продолжали давить. Как следствие действительно морального превосходства потомков самураев сложилась парадоксальная ситуация – атакующие успешно действовали против имевшего численное превосходство и занимавшего оборону противника. Противник, впрочем, был деморализован поражениями, переходившими в паническое бегство. Важную роль в победе японцев сыграли танки.

Критическая ситуация в Сингапуре заставила Уэйвелла прилететь сюда с Явы. Он надеялся организовать оборону остановив, наступление японцев и контратаками выбить противника с острова. Слишком поздно - перехватить у Ямаситы инициативу уже не представлялось возможным. Командующий торжественно поклялся водрузить над островом-крепостью флаг с восходящим солнцем в день национального праздника 11 февраля, Ямасита выполнил клятву. 10 февраля его войска начали бой за высоты, окружавшие три гигантских цистерны, в которых хранились основные запасы пресной волы для города и гарнизона. После 36-часового боя японцы захватили господствующую высоту Букит-Тимах. 11 февраля над островом Сингапур реял японский флаг, однако сражение еще не завершилось.

13 февраля японская артиллерия могла уже обстрелять любую точку острова. 14 февраля японцы захватили хранилища пресной волы, огромные склады провизии и топливохранилища. В рядах обороняющихся участились случаи паники. 15 февраля 1942 г. генерал-лейтенант сэр Артур Персиваль дал согласие на капитуляцию. В 19 ч месного времени 70 тыс. британских солдат сложили оружие.

Фуллер заметил: «Такого позора Британия не терпела с 1781 г. со сдачи Йорктауна».

25-я армия понесла сравнительно небольшие потерн в ходе такой впечатляющей победы, как взятие Сингапура – 1,7 тыс. человек убитыми и 3,4 тыс. ранеными. Потери за всю рискованнейшую кампанию в Малайе составили 9.657 человек: 3.507 убитыми и 6.150 ранеными. Союзники потеряла в 14 раз больше – 138.708 человек убитыми, ранеными и пленными.

В Малайе и Сингапуре японцы захватили богатые трофеи, в том числе и довольно значительное количество гусеничных  транспортеров «Брен-Керриер» и бронеавтомобилей Мормон-Харрингтон Mk III. Один «Брен Кэрриер» впоследствии был переооборудован в полностью закрытую танкетку с пулеметом башней.

Подводя итог действиям японских танковых частей в Малайе и Сингапуре следует признать, что показали они себя превосходно. Танки использовались не только для сопровождения пехоты, но также применялись для веления разведки и тактических рейдов за линию фронта, Поразительно, но удовлетворительно действовать в условиях джунглей и заболоченной местности смогли не только танкетки «Те-ке» или легкие разведывательные танки «Ха-го», но и средние танки «Чи-ха», Вооруженные мошной 57-м пушкой средние танк и «Чи-ха» часто использовались для подавления огневых точек противника. С другой стороны малайская компания лишний раз подчеркнула недостатки японских танков, в первую очередь - легких. Слабая броня не защищала даже от огня противотанковых ружей и уж тем более от артиллерийского огня; 37-мм пушка не обеспечивала разрушения даже полевых укреплений. Несмотря на недостатки, потери в бронетехники у японцев оказались невелики. Низкие потери в значительной степени объясняются нехваткой у противника противотанковых средства и почти полным отсутствием в воздухе вражеской авиации. Небоевые потери из-за поломок и нехватки запасных частей намного превысили потери боевые.

Почти одновременно с началом кампании в Малайе, японцы высадились на Филиппинах, получивших известность как бастион США на Тихом океане. 8 декабря 1941 г. 500 японских солдат высадились на небольшом островке Батан (не пугать с полуостровом Батаан), расположенном к северу от Лусона. Это была прелюдия к вторжению на Филиппины 14-й армии генерал-лейтенанта Масахару Хоммы. В армию входили 16-я и 48-я пехотные дивизии, 65-я пехотная бригада, два артиллерийских полка, пять зенитно-артиллерийских батальонов, саперные батальоны. Танковые части 14-й армии состояли из двух полков (4-го и 7-го) и нескольких отдельных танковых рот. На вооружении танковых полков состояли, главным образом средние инки «тип 97 Чи-ха» и «тип 89В Чи-ро», легкие танки «тип 95 Ха-го». Отдельные танковые роты предназначались для веления разведки и имели на вооружении танкетки «тип 2594» или «тип 2597 Те-ке». Всего 14-я армия насчитывала 43 тыс. солдат и офицеров при 160 танках. Армии предстояло покорить Филиппины.

Вторжению предшествовало сражение за господство в воздухе. 9 декабря 1941 г. 108 японских бомбардировщиков под эскортом 84 истребителей взлетели с аэродромов Формозы. Объектами налета являлись американские авиабазы на Филиппинах – Багио и Тугуэраро на Лусоне. Удары с воздуха заставили американскую авиацию врасплох: на земле японцам удалось уничтожить большую часть самолетов. 10 декабря передовые подразделения 14-й армии высадились в Эппэри, 11 декабря - в Вигэне. Вигэнстал первой крупной десантной операцией, сюда доставили более 4 тыс. японских солдат 12 декабря состоялся очередной десант, захвативший город и порт Лигаспи. Успешная высадка десантов могла вообще не состоятся, не выиграй японская авиация сражение за господство в воздухе над Филиппинами.

Смешанными филиппино-американским войсками численностью 130 тыс. человек командовал генерал Дуглас Макартур. Из 130 тыс. солдат и офицеров 100 тыс. являлись филиппинцами, у Макартура были достаточно серьезные бронетанковые силы, ядро которых составляли размешенные на Лусоне легкие танки М3 из 192-го и 194-го танковых батальонов, а также самоходно-артиллерийские установки Т-12. В ходе вторжения на Филиппины японцы использовали ряд технических и тактических новинок, в частности десантные баржи с опускаемой носовой рампой. Такие баржи могли выгружать танки на неподготовленное побережье - отпала необходимости в захвате портов с длительной перегрузкой техники кранами с судов на причальные стенки. Аналогичные баржи позже будет широко применять американская морская пехота на Тихом океане и в Европе. Десанты на Филиппины проводились как можно ближе к американским аэродромам, захват которых считался первоочередной задачей.

Главные силы 14-й армии высалились на Филиппинах 22 декабря - в заливе Лингаен на севере Лусона осуществили высадку подразделения 16-й и 48-й пехотных дивизий. Вместе с пехотой трех полков 48-й дивизии генерал-майора Кончи Абе на берег были доставлены порядка 100 танков. Прикрывавшая берег на том участке филиппинская 11-я дивизия начала отход, даже не вступив в бой. Японцы перегруппировались, после чего начали быстрое продвижение в глубь острова. Первая танковая дуэль имела место уже в первый день высадки. Бой произошел около населенного пункта Дамортис. Патруль из пяти танков М3 роты «С» 192-го танкового батальона натолкнулся на группу легких танков «Ха-го» из 4-го танкового полка. Американцы потерял один танк, остальные спешно ретировались с поля боя. С другой стороны, в танковом бою 31 декабря пол Байлуагом японцы лишились 8 танков «Ха-го».

Танки 4-го и 7-го танковых полков, танкетки из танковых рот принимали самое активное участие в боях, начиная с первого дня десанта. В основном бронетехника применялась для непосредственного сопровождения пехоты, изредка танки и танкетки совершали недальние рейды в тыл противника. Прекрасно отработанное взаимодействие танков с пехотой позволяло японцем успешно развивать наступления в условиях численного превосходства противника - подразделений 11-й и 71-й филиппинских дивизий. Генерала Абе поддержала высадка в заливе Лэмон 16-й пехотной дивизии генерал-майора Мариоки. численность 16-й дивизии составляла 7 тыс. человек. Этот десант решил исход сражения за столицу Филиппин Манилу. Солдаты Мариоки прорвали оборону двух филиппинских дивизий силами всего двух батальонов, после чего охватили Манилу с тыла.

Войска генерала Хомма наступали на Манилу от Лннгаенна с 23 декабря, в авангарде шла бронетехника. Американцы и филиппинцы откатывались по всему фронту. Макартур полностью проиграл сражение за плацдармы, после чего решил не пытаться отстоять весь остров Лусон. Положение усугублялось еще и тем, что после налетов японском авиации па Кларк-Филл и Иба у американцев не осталось истребителей. Маккартур привел в действие опрошенный было план но отступлению всех боеспособных частей на полуостров Батаан. После перегруппировки сил на Батаане Макартур намеревался начать отсюда решительное наступление с целью изгнания японцев с Филиппин. Согласно плану 40 тыс. солдат размещались в крепости Коррехидор, блокирующей проход в Манильский залив.

Японские танки появились на улицах объявленного открытым городом Манилы 2 января 1942 г. Войска Макаргура откатывались на Батаан под постоянными налетами японской авиации. Будь на месте генерала Хоммы военачальник порешительнее, например Ямасита, то до Баатана мало бы кто вообще смог добраться. Хомма являлся командиром «старой школы», он легально планировал каждые бой, требовал неукоснительною выполнения своих планов, старался свести к минимуму собственные потерн. Вообще же он являлся не столько командиром, сколько военным теоретиком. Стиль командования Хоммы обеспечил Макартуру отход на Батаан. Хомма был убежден, что отступление противника носит спонтанный, а не организованный характер, в чем сумел убедить и Токио. Генерал, считал, что захватив Манилу и основный порты он выиграл кампанию. Действительно, официально кампанию на Филиппинах посчитали завершенной, поэтому элитную 48-ю дивизию изъяли с Лусона для участия в десанте на Яву. Неожиданный даже для самих японцев успех их первых предприятий привел к тому, что вторжение на Яву перенесли на месяц раньше намеченного первоначального срока. Добивать Макартура прибыла с Формозы откровенно слабая 65-я пехотная бригада бригадного генерала Акиры Нары, личный состав бригады был набран из резервистов, не имевших боевого опыта. Действия Нары поддерживал 9-й пехотный полк из 16-й пехотной дивизии и около 50 танков из 7-го и 4-го танковых полков.

Благодаря пассивности генерала Хоммы. Maкapтyp получил возможность не только в порядке отвести на Батаан свои войска, по и двухнедельную паузу, которую использовал для укрепления обороны полуострова. Поперек полуострова протянулись две оборонительные пиши. Организованное отступление прошло не только благодаря японскому командующему, но и решительным действиям танкистов из 192-го и 194-го батальонов, которые не позволяли вести преследование японским подвижным частям. Два танковых батальона американцев были разбиты на роты, которые действовали как отдельные подразделения. Массированного применения танков не было, поэтому облегчалась работа японским противотанковым расчетам. Очень часто успешные поначалу контратаки американцев захлебывались по причины остановки танков из-за разбитых меткими выстрелами гусениц. 37-мм пушки танков «Ха-го» и даже 57-мм пушки танков «Чи-ха» окатились не достаточно эффективными для борьбы с маневренными американскими танками М3. Почти всегда, танки М3 имели возможность поражать японскую бронетехнику с больших дистанций. Превосходство американским танкистам обеспечили лучшие оптические приборы танков М3. Лучшая маневренность и лучшая подготовка экипажей.

В ночь с 8 на 9 января 65-я бригада Нары атаковала первую линию обороны на Батаане. Действия сухопутных войск поддерживала авиация Атакующие не сумели выполнить поставленной задачи, несмотря на сопровождение штурма огнем прямой наводкой более 60 артиллерийских орудий. Вместе с пехотой позиции филиппино-американцев штурмовало 40 танков. Второй штурм, предпринятый 11 января, также не принес успеха. Позже японцы предприняли несколько безуспешных попыток обойти оборону противника с флангов по джунглям или высаживая небольшие тактические морские десанты. Потери в войсках Нары росли день ото дня, в финале они достигли 8 тыс. человек убитыми, исключительно много было ранено. Фактически все без исключения солдаты и офицеры Хомы в среднем или были убиты или ранены, или контужены.

В конце концов японцы прорвал линию Абуку. после чего, под угрозой окружения, американцам пришлось отступить. В успешном прорыве ключевую роль сыграли танки, возглавившие атаку японской пехоты. Особенно удачно действовали средине танки «тип 2597 Чи-ха». Очень пригодилась способность этих танков ставить дымовую завесу, танки частенько прикрывали дымом свою пехоту от огня противника.

Наступление японских войск продолжалось до 26 января, когда они уперлись во вторую линию обороны. Полевые укрепления этой линии обороны прикрывались проволочными заграждениями и минными полями. Японская пехота вновь начала безуспешные лобовые атаки.

Макартур руководил обороной с небольшого островка Коррехидор, лежащего в Манильском заливе в трех километрах от побережья Багаана. За последний мирный год американцы превратили островок в неприступную крепость. Природные укрытия в виде пещер дополнили искусственные подземные сооружения, в которых разместились госпиталя, склады, казематы для артиллерийских орудий, помещения для солдат. Коррехидор представлял собой непотопляемый линейный корабль, равна как средиземноморский остров Мальта стал непотопляемым авианосцем. В скальных укрытиях на Коррехидоре были установлены многочисленные зенитные батареи самого разного калибра. Побережье острова - основательно заминировано, прикрыто проволочными заграждениями. Средства связи позволяли Макартуру руководить не только обороной близлежащего Батаана, но и всеми островами филиппинского архипелага, включая Минданао.

Отсутствие хороших новостей с Филиппин встревожило Токио. Из Императорской штаб-квартиры пришел приказ офицеру отдела G-1 Генерального штаба полковнику Такуширо Хаттори изучить положение дел на месте. Приказ императора в реальности полностью развязывал руки Хаттори, который подчинялся генералу Хомма сугубо формально и был сам волен принимать любые решения. Хаттори согласился с Хомма в том, что 14-я армия срочно нуждается в усилении.

Вскоре на Филиппины прибыли: из Осаки опытнейшая элитная 4-я пехотная дивизия, из Ханоя - 62-й пехотный полк. 62-й пехотный полк входил в состав стоявшей гарнизонами во французском Индокитае 21-й дивизии. Кроме того, на Лусон направили несколько «быстрых отрядов», так хорошо показавших себя в Малайе. Всего на Филиппины переправили свежие части численность 45 тыс. штыков. Но даже вливание «свежей крови» не привело к изменению ситуации – атаки проводились по ночам, японцы утратили инициативу и сами начали зарываться в землю. Подразделения 4-го танкового полка были отозваны с Филиппин, чтобы принять участие в планируемом вторжении на острова голландской Вест-Индии.

В начале марта Макартур перебрался с Коррехидора в Австралию, Временным командующим филиппино-американскими силами на Батане 24 марта 1942 г. был назначен генерал-лейтенант Джонатан Узйнрайт.

Решительное наступление Хомма начал 3 апреля, через неделю после отлета Макартура с Коррехидора. После короткой, но ураганной, артподготовки (огонь вели 450 полевых орудий, гаубиц и тяжелых минометов) в атаку пошли танки 7-го танкового полка и пехота обшей численностью 50 тыс. человек. Авиация бомбила ключевые оборонительные позиции на высоте Caмат-Хилл. Ураганный артиллерийский огонь, сильнейшая бомбежка и яростная атака пехоты с танками сделали свое дело - всею за час японцы пробили в обороне брешь шириной 5 км. Черед день был полностью смят восточный участок обороны, где держали позиции филиппинцы из 2-го корпуса генерал-майора Эдварда Киша. Филиппинцы уже даже не пытались оказывать сопротивления японским войскам.

Танки из обоих американских батальонов сражались до самого последнего дня, до 9 апреля. Танкисты прикрывали отступление своих войск, сдерживая численно превосходящие силы японского 7-го танкового полка. Контратаки американских танкистов давали время на более-менее организованный отвод войск. Оба танковых батальона били практически полностью уничтожены, но танкисты дрались до конца: японцы потеряли 9 апреля в бою с М3 два танка. После капитуляции союзников японцам досталось несколько исправных танков М3, еще несколько машин представлялось возможным отремонтировать. Несколько танков М3 отправили в Японию для испытаний. Эти испытания позволили выработать рекомендации по борьбе с американскими танками. Часть трофейных М3 поступила на вооружение японских танковых полков. Так, в 1943 г. пять танков М3 имелось на вооружении 4-й роты 14-го танкового полка, воевавшего в Бирме. 7-му танковому полку в качестве трофеев досталось несколько самоходно-артиллерийских установок Т-12, которые в 1944 - 1945 гг. применялись в боях с американцами на Филиппинах.

Перед лицом полнейшего хаоса в обороне генерал Уэйнрайт приказал Кингу отводить войска, чтобы избежать окружения. В то же время, генерал-майор Альберт М. Джонс получил приказ атаковать японские войска с осью наступления поперек полуострова на восток в направлении Манильского залива. Приказ Кингу поступили слишком поздно - он уже не имел возможности организовать планомерное отступление Филиппино-американские войска на Батаане сложили оружие 9 апреля, в плен к японцам попало 37 тыс. филиппинских и американских солдат.

После падения Батаана судьба Коррехидора была решена. Гарнизон крепости насчитывал 12 тыс. человек, главным образом американцев. Японцы готовились к штурму Коррехидора очень тщательно. В течение трех недель артиллерия обстреливала остров, японцам удалось подавить большую часть американских береговых батарей. 5 мая Хомма направил войска на штурм. В наиболее пострадавшем от артиллерийского огня месте на остров с 40 амфибии высалились 2 тыс. японских солдат. В составе штурмовых групп имелась бронетехника. Бои на Филиппинах выявили недостаточную огневую мощь 57-мм пушек танков «Чи-ха», поэтому в десант включили два только что доставленных на Лусон танка «Шинхто Чи-ха», вооруженных более эффективными 47-мм противотанковыми пушками. Эти танки не успели принять участие в боях на Батаане. Десант на Коррехидор стал для новых танков проверкой боем. Помимо «Шинхто Чи-ха» в состав штурмовых трупп включили трофейные танки М3, американский танк использовал командир всей десантной бронетехники майор Мацуока.

Десант 5 мая начался с неудачи, большинство барж американские пушкари потопили раньше, чем они достигли Коррехидора. Тем не менее, порядка 500 - 600 японцев высадились на берег острова. Невзирая на упорное сопротивления американцев, они захватили плацдарм и артиллерийскую батарею, которая гак мешала десанту. У Уэйнрайта еще оставалось 3 тыс. опытных бойцов, включая батальон, набранный из рабочих Манильского военно-морского судостроительного завода. Контратака американцев была отбита, американцы сумели только потеснить японцев, сдвинув их позиции на несколько сотен метров к берету. Сбросить десант в море союзники не сумели.

В сражении за Коррехидор наступил перелом. На плацдарм прибыла вторая волна десанта - свежая пехота, два танка «Шинхто Чи-ха» и трофейный М3 майора Мацуоки. Нехватка противотанковых средств решило судьбу обороняющихся. Главный удар японцев пришелся по так называемому туннелю Манилта, в котором расположился штаб Уэйнрайта и госпиталь. Генерал Уэйнрайт принял «мужественное» решение сложить оружие, но прежде передал командование филиппино-американскими войсками на других островах находившемуся на Минданао генерал-лейтенанту Уильяму Шарпу. Хомма использовал отданный Уэйнрайтом 8 мая приказ о капитуляции Коррехидора в качестве «инструмента», побуждающего к капитуляции всу американские войска на Филиппинах. Приказ Уэйнрайта неправильно интерпретировал (или захотел неправильно интерпретировать) и Шарп. 9 мая американские войска на Филиппинах сложили оружие.

В боях на Филиппинах японцы использовали танки почти исключительно как средство усиления атаки пехоты. Между тем скоростные качества танков «Ха-го», «Чи-ха» или танкеток «Те-ке» могли быть использованы гораздо лучшим образом: местность на Филиппинах подходила для танковой войны гораздо больше, чем Малайя. Широкие равнины Лузона давали танкам свободу маневра. Тем не менее, танки здесь совершенно не применялись, в отличие от малайской кампании, для обхода опорных пунктов противника. Конечно, состоявшие на вооружение 7-го танкового полка устаревшие танки «89В Чи-ро» мало подходили для маневренных действий, но помимо «Чи-ро» у японцев на Филиппинах имелась и более современная техника. Танки «Чи-ро» имели слишком тонкую броню, небольшую скорость и, как следствие, были слишком уязвимы от огня противотанковых средств. Самые большие потери в ходе кампании на Филиппинах понесли подразделения, вооруженные танками «тип 2589В» и «тип 2594 Чи-ро».

В покорении голландской Вест-Индии бронетанковые части играли роль еще более маргинальную, чем в кампании на Филиппинах. Первые десанты в голландских владениях японцы высадили в январе 1942 г., через месяц после Перл-Харбора. и были тесно увязаны с операциями в других частях Азии. Так японские военные историки считают вторжение на Суматру частью малайской операции. После окончания боев в Малайе. Гонг-Конге и на Филиппинах 16-я армия генерал-лейтенанта Хитоши Иммамуры была тщательно усилена. Иммамура получил в свое распоряжение 38-ю пехотную дивизию, которая выделялась среди других пехотных дивизий Императорской армии более высокой степенью механизации подразделений. Дивизия принимала участие в боях на Суматре, Яве и Амбоне. Отличившаяся в Малайе Императорская Гвардейская дивизия была переброшена на Суматру. Кроме этих двух дивизий в 16-й армии имелись еще 54-я и 56-я пехотные дивизии (из 56-й дивизии позже забрали 146-й пехотный полк, который перебросили в Японию].

Голландские войска стояли гарнизонами но всему архипелагу, но самой сильной считалась оборона Борнео, Суматры и Явы. Общая численность голландских войск вместе с добровольческими формированиями, подразделениями англичан и австралийцев составляла 180 тыс. человек. На острове японцев было преимущество и виде возможности самим выбирать время и место удара, кроме того многочисленные войска союзников были рассеяны по всем островам. Вторжение началось с воздушно-десантной операции. Вечером 11 января японский воздушный десант был высажен в районе порта и аэродрома Минадо. Аэродром удалось захватить только после 11 дней боев. После установления контроля над аэродромом Минадо, японцы атаковали военно-морскую базу Амбон. Самолеты с Минадо начали оказывать авиационную поддержку японским десантам на Целебесе и Борнео. Воздушно-десантные войска широко применялись в боях вплоть до середины февраля.

14 февраля, за день до падения Сингапура, 700 японских парашютистов высадились над нефтяным месторождением Падембаш, остров Суматра. Первая волна десанта захватила небольшой аэродром, однако взлетно-посадочная полоса оказалась выведенной из строя. На дальнейшее развитие первого успеха это обстоятельство уже не влияло - одновременно с воздушным был высажен морской десант в тыл обороны голландцев на Суматре. В результате голландцам пришлось оставить Суматру, эвакуировав войска через пролив Сунда на остров Яву. 18 февраля японская морская пехота высадилась на северной и южной оконечностях острова Бали. Бали лежал недалеко восточного побережья Явы, захватив Бали японцы охватили позиции голландцев с фланга. Затем пал Тимор, от Тимора до Австралии оставалось менее 500 км. 20 февраля парашютисты захватили принадлежавший Португалии Восточный Тимор и оккупировали его столицу Дили. В голландской части острова был взят порт Купанг.

Основное сражение за голландские владения в Тихом океане развернулись только после того, как Императорский флот разбил в сражении в Яванском море объединенную американо-британско-голландско-австралийскую эскадру голландца контр-адмирала Карла Доормана. Флот союзников больше не мог помешать главным силам 16-й армии Иммамуры высадить десант на главный остров архипелага. Победа в морском бою открыла путь к Яве для армады судов с десантом. С 28 марта по 1 мая японцы высадились в трех местах Явы, в Индрамае, Римбанге и Симаранге. В состав десанта входили три пехотные дивизии (2-я, 38-я и 48-я) и 56-я пехотная бригада. В марте с Филиппин на Явубыл переброшен 4-й танковый полк. Остров обороняли войска численностью 33 тыс. солдат и офицеров, включая 8 тыс. австралийцев и англичан. Командовал обороной Явы голландец генерал-лейтенант Тир ван Пурген.

Японцы быстро расширили и соединили в один разрозненные плацдармы, после чего начали наступление в глубь острова. Уже 5 марта под ударами агрессоров пала Батавия (в настоящее время город называется Джакарта). Через три дня японские войска вошли в столицу голландской Вест-Индии Бандунг. Войскам 16-й армии потребовалась всего неделя, чтобы полностью сокрушить сопротивление союзников на Яве. 8 марта голландский губернатор подписал капитуляцию.

Роль танков в успешных действиях 16-й армии минимальна, они только поддерживали атаки пехоты. Ветераны боев на Халхин-Голе и Филиппинах танкисты 4-ю полка прибыли на Яву в марте, когда остров уже почти полностью находился в руках японцев.

Танки «Чи-ха» и «Ха-го» не провели на Яве ни одного сколь-нибудь существенного боя, ограничившись лишь спорадическими стычками с пехотой противника. В настоящих боях на островах голландской Ост-Индии принимали участие только танкетки разведывательных рот.

В отличие от Вест-Индии в Бирме японцы использовали бронетехнику очень интенсивно. Бирма имела важнейшее значения для японцев. По этой стране проходил единственный маршрут связывавший Чан Кан Ши и западных союзников, через Бирму осуществилось снабжение Гоминьдана. Англичане вполне обоснованно в предвоенные годы не придавали значения обороне Бирмы - слишком далеко от Японии. Кроме того, от Японии Бирму защищал «Гибралтар Дальнего Востока» - Сингапур. В результате молниеносной малайской кампании ситуации резко изменилась - Бирма оказалась открытой для вторжения с востока. Более того, японцы расширяли экспансию, захватывая острова и островки на подступах к Бирме и Индии. Японпы выстраивали периметр обороны Империи Восходящего Солнца. В этом свете наилучшим естественным рубежом обороны на материке представлялась Бирма. Чрез всю страну в меридиональном направлении протянулись покрытые девственными джунглями горные хребты с отдельными пиками высотой до 3300 м. Хребты являлись ни чем иным, как созданными самой природой фортификационными линиями. Всего в трех местах через хребты вели три дороги, которые не составляло труда перекрыть. Друг от друга хребты отделяли долины, представлявшие в сезондождей непроходимые болота. Задача покорения Бирмы была возложена на 15-ю армию генерал- лейтенанта Шодзиро Ида. В состав армии входили 33-я и 55-я пехотные дивизии первого эшелона - 35 тыс. солдат и офицеров. Силы генерала Ила регулярно пополнялись соединениями, высвободившимися после захвата других территорий, особенно - после Малайи. Паление Сингапура и установление контроля над Сиамом позволили направить в Бирму 15-ю и 25-ю армии. В результате японцы получили возможность использовать в Бирме одновременно значительное количество тиков - не менее трех полков (1-й, 2-й и 14-й).

Как представлялось многим экспертам, характер местности в Бирме исключал саму возможность применения бронетехники. Это мнение разделяло и японское командование: перед вторжением в Бирму две пехотные дивизии 15-й армии полностью сменили автомобили на мулов. В сезон дождей местность действительно непреодолима для любых видов техники. В сухой сезон вполне реально строить дороги применять автомобили и танки. Но слабо развитая инфраструктура в сочетании с горами и джунглями все равно сильно ограничивала возможность применения механизированных части.

Успех японцев в Малайе открыл британцам глаза на угрозу потери Бирмы. На оборону восточной границы этой британской колонии были направлены дне пехотные дивизии. Одной из них, бирманской 1-й пехотной дивизией, командовал генерал-майор Брюс Дж. Скотт. Дивизии поставили задачу закрыть горный проход на северо-восточном участке границы. Второй, индийской 17-й пехотной дивизии, ей командовал генерал-майор Смит. 17-я дивизия прибыла в Бирму после длительного марша из Индии 9 января, всего за неделю до вторжения японцев. Индийская дивизия обороняла южный участок бирмано-сиамской границы. Обороной Бирмы руководил генерал-лейтенант Хаттон, его штаб-квартира находилась в Рангуне.

16 января войска генерала Ида выступили из Сиама в западном направлении с обшей дирекцией на Тавой, приграничный порт Малайского полуострова. Тавой оборонял всего один батальон индийской 17-й пехотной дивизии. Другие бирманские и индийские войска находились слишком далеко, чтобы прийти на помощь. Между тем, 20 января японская 55-я дивизия атаковала стратегически важный перевал Кавкарейк на шоссе, ведущем в Моулмейн, важнейший бирманский порт, до которого от перевала оставалось всею 72 км. Из Моулмейна открывался кратчайший путь на Рангун. Этот район оборонялся главными силами 17-й дивизии. Японцы били индийскую дивизию по частям. Некоторые подразделения попадали в окружение, некоторые - отступали к Моулмейну. В конце января авангарды 55-й дивизии вышли к предместьям портового города.

За четыре недели 17-я индийская дивизия оказалась огорошенной на 130 км от границы к устью реки Ситтанг. Отступление дивизии входило в планы Хаттона и Смита, которые намеривались создать прочую оборону па рубеже реки Ситтанг. Именно здесь  21 - 25 февраля развернулось крупнейшее сражение кампании. В окрестностях города Билин против одной индийской дрались две японские дивизии. 21 февраля японцы впервые в Бирме использовали в боевой обстановке танки. Генерал Смит, чтобы закрыть неприятелю дорогу на Рангун отдал приказ взорвать мост через Ситтанг. Взрыв моста ненадолго одержал наступление частей Императорской армии Индийская 17-я дивизия понесла тяжелейшие потери. На западный берег Ситтанга переправилось всего 3,5 тыс. солдат – 40 % от первоначальной численности дивизии. Теперь части 15-й армии от Рангуна отделяло только одно препятствие - река Пигу.

Английское командование попыталось организовать оборону по рубежу реки Пигу силами остатков 17-й дивизии. Был сменен командир дивизии, подразделения перегруппировали и усилили свежими подкреплениями из Индии. Командиром 17-й дивизии стал генерал-майор Ковин. Успешные действия авиации смогли приостановить наступление японцев на время, необходимое для переброски морем из Индии 63-й индийской пехотной бригады, полка полевой артиллерии и трех пехотных батальонов. С Ближнего Востока прибыли ветераны 7-й бронетанковой бригады. В состав бригады входил 2-й Королевский танковый полк подполковника Чата и 7-й гусарский полк. Оба полка были вооружены американскими легкими тапками М3, которые в Великобритании получили наименование «Стюарт». Бригада готовилась к отправке в Сингапур, но не успела. В Рангун 7-я бронетанковая бригада прибыла 22 февраля.

И все же, несмотря на вес усилия, англичане не сумели предотвратить паления столицы Бирмы. Взятие Рангуна частями 33-й пехотной дивизии стало поворотной точкой кампании. 6 марта японцы высалили в окрестностях Рангуна морской десант, десант захватил остров, контролировавший подходы к порту Рангун. Между тем, передовые части армии генерала Ида атаковали столицу с северо-востока. Хаттон для отражения наступления имел в своем распоряжении всего две бригады - 16-ю индийскую и 2-ю бирманскую. Тяжелые бои продолжались два дня, 2-я бирманская бригада потеряла не менее 600 человек и всю технику.

Британская 7-я бронетанковая бригада прикрывала отход частей 17-й индийской дивизии и сыграла важную роль в приостановке наступления японцев на Рангун. 3 марта японцы достигли рубежа реки Пигу, до Рангуна оставалось 60 км. Британские танкисты сорвали первую попытку противника форсировать водную преграду. 2 марта «Стюарты» роты «С» 2-го Королевского танкового полка контратаковали японцев под городом Bay, обеспечив тем самым отход 17-й дивизии сначала к реке Пигу, а затем к нефтепромыслам Йенаньгуанг. Британские танки много раз контратаковали японцев и провели несколько боев с ганками «Ха-го» из 14-го японского танкового полка.

Ситуация в Бирме ухудшалась. Вновь назначенный командир 1-го Бирманского корпуса генерал-лейтенант Уильям Джозеф Слим не смог заблокировать пути в Индию.

8 марта войска генерала Ида вступили в Рангун. Захват крупнейшего порта открывал новые возможности по снабжению и усилению японской группировки. Теперь войска и грузы можно было подвозить морем, а не по изношенным железным дорогам Сиама. У японцев оставалась мало времени - кампанию следовало завершить до начала сезона дождей. Чтобы не упустить момент в Рангун спешным порядком доставили с Малайского полуострова две пехотные дивизии - 18-ю и 56-ю, а также 1-й и 14-й танковые полки. Союзники также усилили свои войска. По Бирманскому шоссе были переброшены 30 тыс. человек из 5-й и 6-й китайских армий. Этими войсками командовал американский генерал-лейтенант Джозеф Стилуэлл. В составе войск генерала Стилуэлла находилась китайская 200-я механизированная дивизия, имевшая на вооружении советские танки Т-26. К сожалению ничего не известно о боях между ним соединением и японскими танковыми полками в Бирме.

После падения Рангуна бирманская 1-я дивизия и индийская 17-я дивизия заняли оборону на подступах к городу Пром и нефтепромыслам Йенаньгуанг. 19 марта обе эти дивизии свели в 1-й Бирманский корпус, в командование которым вступил генерал Слим. Между тем, сменился командующий войсками союзников в Бирме, на этот пост получил назначение генерал-лейтенант Гарольд Александер, которого считали мастером отступления.

В это время 5-я китайская армия вела тяжелые бои с японцами. 22-я китайская пехотная дивизия прикрывала фланг 1-го Бирманскою корпуса, корпус держал оборону по пиши река Пигу - город Пром - нефтепромыслы Йенаньгуанг. Китайцы продержались на позициях более недели. Большую помощь мм оказал «Стюарты» из 7-го Гусарского и 2-го Королевского танкового полка. Ветераны боев в Северной Африке нанесли огромный урон наступавшим японским поискам. В начале апреля танки «Стюарт» прорвали кольцо японских войск вокруг нефтепромыслов Йенаньгуанг и эффективно поддерживали атаки 38-й китайской пехотной дивизии.

Несмотря на локальные успехи, китайцы вынуждены были отступить к крупному населенному пункту центральной Бирмы – городу Мандалай. В Мандалае сходилось несколько важных дорог. Отступление вновь прикрывали «Стюарты» 7-го гусарского полка и роты «С» 2-ю Королевского танкового полка. Японцы попытались окружить отступающие китайские войска силами 56-й пехотной дивизии и танкового полка. Успех сопутствовал наступающим частям. 29 апреля было перерезано Бирманское шоссе, на следующий день танки и пехота 56-й дивизии вступили и Лашио. Войска генерала Ида продвигались к Мандалаю, огибая с фланга все силы союзников, которые находились южнее города.

Генералы Слим и Ковэн предприняли попытку спасти китайские войска, но не удачно. Провал контратак поселил среди командиров союзников чувство пессимизма. 16 апреля Слим отдал приказ взорвать нефтепромыслы, уничтожить все запасы топлива. Английский генерал не имел резервов, его не поддерживала авиация. Ранее стойко сражавшиеся солдаты бирманских частей начали дезертировать в массовом порядке, более того – отмечались случаи перехода с оружием в руках на сторону противника.

26 апреля 1-й корпус получил приказ отходить в Индию. Японцы преследовали отступающих, положение которых осложняла еще и плохая погода вкупе с труднодоступной местностью. Последние попытки японцев блокировать движение 1-го корпуса относятся к периоду с 7 по 9 мая. Англичане отбили атаки с огромным трудом. Китайская 6-я армия отошла в Китай, заняв оборону в торах провинции Юньань. Китайская 5-я армия с остатками 17-й индийской дивизии с боями пробивалась в северо-восточную Индию в направлении городов Импхал и Ледо. Бирманская кампания подходила к концу. Финальным сражением стал прорыв остатков войск союзников по 130-км долине Кабав, получившей известность как «долина смерти». Погодные условия и местность были столь ужасны, что даже японцы прекратили преследование. За всю кампанию в Бирме союзники потеряли 13,5 тыс. человек, потери японских войск составили 2,5 тыс. солдат и офицеров.

В финальной части кампании японские танки не сыграли заметной роли. Местность представляла сложность даже для движения пехоты. Дальнейшие действия танков сделали невозможными дожди. Дороги раскисли, местность превратилась в сплошное болото, а маленькие ручьи обернулись бурными реками. Вскоре 1-й и 2-й танковые полки были отозваны из Бирмы, здесь остался только один 14-й танковый полк.

Бирманская кампания стала для японских танковых частей гораздо более суровым испытанием, чем Филиппины, Голландская Вест-Индия или даже Малайя. Основные потери танковые полки понесли вовсе не от британских танков пли противотанковых средств, а из-за особенностей местности и климата: кроме того сказывалась постоянная нехватки запасных частей для ремонта. Небоевые потери в танках значительно превысили боевые.

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
Федосеев С.Л. Японские танки Второй Мировой - М: ВЭРО Пресс; Яуза; ЭКСМО, 2010.
Военные машины № 2. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 1. Киров. 2000.
Военные машины № 3. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 2. Киров. 2000.
Военные машины № 4. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 3. Киров. 2000.
 
 
 

наверх