Танковый фронт

Разработка и производство
бронетанковой техники в Японии

 

На танки, как принципиально новое боевое средство, японское военное руководство обратило внимание уже в конце Первой мировой войны, хотя до создания и применения собственных танков предстояло пройти еще долгий путь. Естественно, началось с изучения опыта стран, широко применявших танки в ходе Первой мировой — Великобритании и Франции. В 1917-1923 гг. были закуплены и испытаны британские тяжелые танки Mk. IV и средние МкА «Уиппет», французские легкие «Рено» FT-18 и М21 «Шенильет».

Из танков «Уиппет» и «Рено» в апреле 1925 г. была сформирована первая танковая группа, а в 1926 г. танки участвовали в маневрах японской армии. 1926-й стал годом восшествия на престол императора Хирохито и началом так называемого «периода Сева», характерного наращиванием военной мощи Империи и весьма агрессивной идеологией.

В 1927-1930 гг. прошли испытания английские танки «Виккерс» Мk. С, «Виккерс 6-тонный» и танкетка «Карден-Лойд» MKVI, французский- легкий танк «Рено» NC-27. Британские «Уиппет» и французские пулеметные «Рено» японцы перевооружили 6,5-мм пулеметами собственного производства. Закупленные во Франции «Рено» FT (получили обозначение Тип 79 «Ко-гата») и NC-27 («Оцу») составили две танковые роты и оставались в строю вплоть до 1940 г. — часть «Оцу» даже была переоснащена японскими дизельными двигателями.

От использования исключительно зарубежных образцов к развитию собственного танкостроения Япония перешла в конце 1920-х годов. Всего в 1920-1930-е годы было разработано 16 образцов танков, из них серийно производились только 7.

Во второй половине 1920-х Япония начала совершенствование и реорганизацию своего военного производства, заметно отстававшего от передовых капиталистических стран. Комплекс мер. принятых на государственном уровне в 1928-1930 гг., позволил поднять технический уровень военной промышленности на несколько ступеней выше среднего по всей японской промышленности. Характерный штрих — металлические заводы Явата в 1930 г. 62,3% стали и проката поставили для военных нужд. Производством бронетанковой техники занимался ряд фирм — «Токио Гасу Денки» (впоследствии — «Токио Джидоша» и «Хино Джидоша»), «Исиквадзима Джидоша Сейса-кушо» (с 1933 г. входила в кампанию «Дзидоша Копю»), концерн «Мицубиси», ставший ведущим производителем бронетанковой техники (за 1931-1945 гг. произвела 3 850 танков из общего числа около 6 500), «Кобе Сей-кошо» (завод компании «Кавасаки», занявшийся танкостроением в 1932 г.), «Ниигата Тэкошо». а также государственные заводы-арсеналы в Нагойя, Осака. Сагами, Кокура. Характерно, что «Мицубиси» занимал ведущие позиции также в производстве автомобилей и бронемашин: в частности, он еще в 1933 г. переориентировал на это свой электротехнический завод в Нагойе. Однако производство развивалось медленно: за 1931-1935 гг. японская армия получила всего 574 танка.

Захват в 1931-1932 гг. ресурсов Маньчжурии позволил пополнить запасы сырья и материалов — в 1936 г., например, в Маньчжурии выплавили 850 тыс. тонн чугуна, 400 тыс. тонн стали, а из фушуньских сланцев перегнали 145 тыс. тонн синтетической нефти. В 1936 г. Япония начала реализацию новой военной программы, рассчитанной на 6 лет и включавшей, в том числе, усиление мотомеханизированных соединений. К этому привлекали предприятия не только в самой Японии, но и на котролируемых ею территориях — с того же 1936 г. сборку и ремонт танков и бронемашин начал реконструированный оружейный завод в Хэйдзио в Корее. В военной политике Империи произошли существенные изменения с момента подписания 25 ноября 1936 г. Антикоминтерновского пакта и начача тесного сотрудничества Японии с нацистской Германией.

Боевые действия против Китая в 1937 г. Япония начала, имея в Маньчжурии 400 танков и несколько сот бронемашин. Японская группировка там обзаводилась и местными танкоремонтными заводами — в Мукдене, например. Весной 1937 г. командование Императорской сухопутной армии разработало план расширения основных отраслей промышленности и пятилетний план развития военной промышленности. Для расширения производства боевых машин и создания запасов горюче-смазочных материалов для них предполагалось расширение существующих государственных арсеналов и привлечение к производству военной продукции гражданской промышленности. В конце сентября 1937 г. был принят закон о мобилизации промышленности на военные нужды. Расширению производства и созданию запасов в значительной степени способствовали зарубежные поставки: в том же 1937 г., например, США поставили Японии около 35 миллионов баррелей нефти, двух миллионов тонн стального лома (ввоз стального лома для японской стачеплавильной промышленности играл не меньшую роль, чем ввоз железной руды), а также станки и машины для военного производства на сумму около 150 миллионов долларов. Для небогатой своими природными ресурсами Японии это было важным подспорьем. За счет экспорта потребность промышленности в стали и прокате в 1937 г. покрывалась на 113%, в чугуне — на 64,7%, а вот потребность в нефти удовлетворялась только на 26%, цинке — 38,7%, марганце — 30%. Планировавшаяся оккупация Японией больших территорий, кроме всего прочего, должна была обеспечить ресурсы для военной промышленности и обеспечить Императорскую армню (т.е. сухопутные войска) и военно-морской флот топливом. Многие в Японии уже в 1920-е годы считали необходимым захват Северного Сахалина и Приморья в качестве сырьевых баз для развертывания и ведения войны. А планируя осенью 1941 г. участие в затяжной и масштабной войне, императорская Ставка и правительство Японии наметили, прежде всего, захват сырьевых ресурсов Юго-Восточной Азии и «стран Южных морей» (так традиционно именовали район Филиппинских островов и весь островной мир от Южно-Китайского моря).

К середине 1939 г. японской промышленностью было произведено 2 020 боевых машин, причем основная их часть — в 1937-1939 гг. Если выпуск стрелкового оружия в 1937-1939 гг., по сравнению с предыдущим периодом, возрос в 27 раз, самолетов — в 6,7 раза, кораблей (по тоннажу) — в 10,5 раз, то выпуск танков и бронемашин — не более чем в 1,5 раза. В апреле 1940 г. при военном министерстве организовано специальное управление арсеналами, которому подчинили все предприятия, выпускавшие вооружение, военную технику и боеприпасы. Произведено объединение научно-исследовательских учреждений, работающих в области вооружения и военной техники. В результате на предприятиях, непосредственно подчиняющихся военному ведомству, производство значительно увеличилось. На других предприятиях, выполнявших заказы военного ведомства, доля военной продукции за 1938-1940 гг. выросла с 81 % до 94 %. Это касалось и бронетанкового вооружения и техники (БТВТ). Напряжение усилий японской промышленности можно понять по таким цифрам: в 1939 г. на нужды вооруженных сил пошло 27 % всей выплавки стали, в 1941 г. — 49 %, 1942 г. - 61 %, 1943 г. - 70 %. В конце сентября 1943 г., когда военно-политическая ситуация для Японии начала ухудшаться, было создано министерство военного снабжения, взявшее на себя весь контроль над важнейшими видами военной продукции.

Развитие производства танков в Японии по годам можно проследить по данным, приводимым Томио Хара и Акира Такечи («Japanese tanks and armoured vehicles», 1961 г.):

год количество выпущенных танков
1931 10
1932 20
1933 110
1934 160
1935 400
1936 360
1937 330
1938 295
1939 345
1940 735
1941 1190
1942 1290
1943 780
1944 295
1945 130
   

Стоит заменить, что в работах европейских исследователей (Я. Магнусского, например) приводятся несколько отличные цифры производства. Но в любом случае виден резкий рост производства в 1940 г. — один из результатов реализации мер по увеличению выпуска военной продукции. Впрочем, для сравнения: Германия в сентябре 1939 г. имела 3 195 танков, а к июню 1941 г. - 5 639; СССР к июню 1941 г. - около 22 600.

На 1940 г. японская армия имела всего около 2700 танков.

Самый высокий уровень годового производства танков достигнут Японией в 1942 г. - 1 290 шт., после чего следует резкий спад. Но даже при росте производства оно постоянно отставало от планировавшегося: так, на 1941 г. планировалось выпустить 1200 танков, на 1942 г. - 1 500, на 1943 г. - 1800. При этом в снабжении БТВТ Япония тогда целиком опиралась на свои силы, не закупая за рубежом ни боевых машин, ни вооружения или двигателей для них. Сопоставим с тем, как за это время росла численность личного состава японских сухопутных войск: 1939 г. - 1 196 тыс. чел., 1940 г. - 1 290 тыс. чел., 1941 г. - 2 025 тыс. чел.

Всего за 1941-1945 гг. в Японии выпущено около 3 600 танков всех типов. Сравним — в Германии за один только 1942 г. произведено 6 200, а в СССР - 24 446 танков. В 1943 г., когда в Японии было построено всего 750 танков, в США годовой их выпуск достиг 29 497 штук. Японская военная промышленность — наиболее развитая в Юго-Восточной Азии — по своему потенциалу не могла конкурировать ни с советской, ни с американской.

Танковый парк японской армии всегда был немногочислен. Даже к концу 1943 г. он составлял немногим более 2000 машин при численности сухопутных войск 3,1 млн человек. Даже самое крупное объединение — Квантунская армия, насчитывавшая в это время около 1 млн человек, имела лишь 550-600 танков и бронемашин. За 1942/43 г. японская армия получила 1941 танк, 593 бронемашины, 2351 артиллерийский тягач и 28 тыс. автомашин. Производство автомобилей с 1939 г. по 1941 г. увеличилось с 41 308 до 47 901 машины, что тоже никак не покрывало потребности моторизации армии, включая тылы танковых частей. На начало 1945 г. сухопутные войска Японии имели всего около 3000 танков.

Хотя танкостроение считалось важным элементом развития японской армии, оно явно не относилось к числу приоритетных отраслей: гораздо больше средств и усилий вкладывалось в военное судостроение, авиастроение, а также в производство стрелкового оружия и средств ПВО. Такую ориентацию военной промышленности можно объяснить утвержденным осенью 1941 г. планом ведения войны, ориентированным в первую очередь на районы Тихого Океана и специфические условия Дальнего Востока. Недостаточно было развито в Японии в тот период авто- и моторостроение. При постоянном дефиците ресурсов это сильно ограничивало возможности танковой промышленности, что сказалось не только на количестве построенных машин, но и на их качественных характеристиках. С 1941-го по 1944 г. выплавка стали в Японии упала в 1,5 раза и составила 5,9 млн. тонн, а в 1945 г. — всего 1,1 млн. тонн. С 1944 г. Япония испытывала особенно большие трудности с получением и морской перевозкой сырья, включая железную руду и стальной лом. Предпринятые чрезвычайные меры включали снятие в городах бронзовых и чугунных памятников, фонарных столбов, почтовых ящиков, на переплавку пошли устаревшие станки и машины, изымались металлические детали веретен. На металлолом пошли даже колокола буддистских монастырей.

Смешать ориентиры заставляла и военная ситуация. К концу войны интерес японского руководства к танкостроению еще более снизился. А принятая 25 января 1945 г. «Программа чрезвычайных мер, необходимых для достижения победы» приоритет в производстве вооружений отдавала строительству самолетов. Заметим, что в середине 1930-х гг. японское военное руководство считало необходимым иметь при величине армии в 2,3 млн. человек до 2 150 легких и 3 855 средних танков, причем речь пока шла только о танках сопровождения и поддержки пехоты. Численность сухопутных войск к августу 1945 г. довели до 5,5 млн. человек, а вот желаемого уровня танкового производства достичь гак и не удалось.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
 
Федосеев С.Л. Японские танки Второй Мировой - М: ВЭРО Пресс; Яуза; ЭКСМО, 2010.
Военные машины № 2. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 1. Киров. 2000.
Военные машины № 3. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 2. Киров. 2000.
Военные машины № 4. Танки Японии во Второй Мировой войне. ч. 3. Киров. 2000.
 
 
 

http://dveridariano.ru - межкомнатные двери цена.
наверх