Танковый фронт

Трофейная бронетехника в финской армии

 

Трофейная бронетехника в финской армии в 1939 - 40 гг.

Во время войны 1939 - 1940 г. финским войскам удалось разгромить на своей территории несколько советских дивизий и одну танковую бригаду. Благодаря своевременной эвакуации захваченных танков, броневиков, автомашин и запчастей к ним, удалось вывезти в тыловые районы большое количество техники. Ее ремонтом занялся инженер-майор Руотси вместе с фельдфебелем Сарьяненом и механиками Лейманом, Корпи, Оксаненом и Сиукола. 15 декабря 1939 г. эти специалисты отправились в Варкаус основывать мастерскую по ремонту трофейной бронетехники. Она получила название «Центральная бронеремонтная мастерская». Местом для ремонта были выбраны некоторые корпуса завода АО «Альстрём» общей площадью 700 квадратных метров. Был получен от того же завода большой токарный и сверлильный станки, а также 11 человек, которые были механиками, слесарями и токарями. У танкового батальона имелась ремонтная база в Хяменлинна, которая была создана ещё в 20-х годах. Она не могла справиться с ремонтными работами трофейной техники и создание мастерской в Варкаусе значительно разгрузило её.

Ремонт в Варкаусе начался с первого пятитонного броневика (БА-6 или БА-10). Ремонтные работы на этом заводе продолжались без перерыва до 1945 г. и часто усложнялись из-за того, что свои солдаты ломали уже захваченный танк в процессе доставки его в Варкаус. Уже во время Зимней войны для размещения трофейной броне- и автотехники мастерской в Варкаусе пришлось арендовать склад химзавода и дополнительные 1,5 га территории.

Каждый прибывающий в мастерскую трофей нумеровали. Всего за Зимнюю войну мастерская в Варкаусе вместе с автомашинами и тракторами пронумеровала свыше 300 единиц техники. Трофеи поступали в Варкаус в различном состоянии. Были и практически неповрежденные машины, а были и совершенно разбитые и сгоревшие, внутри которых находились даже трупы и части человеческих тел. По финским данным, в качестве трофеев было захвачено и эвакуировано в повреждённом виде 131 танк, много бронемашин, а также значительное количество запчастей от танков, включая танковые башни с орудиями. Однако процент восстановления бронетехники был низким и всего удалось отре-монтировать до 31 мая 1941 г. 29 малых плавающих Т-37, 13 плавающих Т-38, 10 двухбашенных лёгких Т-26 обр. 1931/32 г., 20 лёгких Т-26 обр. 1933 г., 4 лёгких Т-26 обр. 1937 г., 2 лёгких Т-26 обр. 1939 г., 4 огнемётных ОТ-130 и 2 огнемётных ОТ-26.

Финнам удалось захватить во время Зимней войны два средних танка. Вечером 17 декабря 1939 г. в районе дороги на Ляхде, где-то между дотами Sj 4 и Sj 5, советский танк Т-28 обр. 1938 г. попал в глубокую финскую траншею и застрял. Экипаж попытался вытащить танк, но после нескольких неудачных попыток покинул его. Финны открыли огонь и из девяти человек 5 убили, а 4 взяли в плен. Когда пленных вели в тыл, один танкист застрелился. Финнам удалось отбуксировать исправный танк в тыл. Второй Т-28 был захвачен 6 февраля 1940 г. в том же районе.

Всего финны захватили и отремонтировали 42 малых плавающих, 2 средних и 62 лёгких (однако в действующей армии на 1 июня 1941 г. числилось лишь 42 лёгких танка). В качестве трофеев было захвачено значительное количество артиллерийских бронированных тягачей А-20 «Комсомолец», из которых 42 штуки модели 1937 г., и 20 штук модели 1939 г. были отремонтированы и поступили в войска как тягачи для 37 - 45-мм противотанковых орудий. В войска до 31 мая 1941 г. были направлены 27 отремонтированных бронеавтомобилей и один свой Landsverk-182. Непосредственно в формируемые подразделения направили только 22 броневика и ещё несколько бронемашин передали танковой школе. Десять бронемашин были захвачены на месте разгрома 44-й сд, ещё две в районе боёв с 163-й сд. Эти машины, будучи подбитыми или брошенными, остались на территории Финляндии. Из числа захваченных и отремонтированных были: 1 лёгкий Д-8, 11 лёгких БА-20, БА-20М, 2 ФАИ-М, 7 тяжёлых БА-10, 3 тяжёлых БА-6 и 1 БА-27М.

В ремонте трофеев помогали добровольцы. 21 февраля 1940 г. в Варкаус прибыли итальянский офицер Рицца и 2 бельгийца: младший лейтенант Ансене и рядовой Мелоте. Последние два служили в ремонтной роте, а итальянец в 5-й танковой. В ремонтной роте находились и шведские механики, которые работали на станках, подаренных одной частной шведской фирмой.

Своих танков у финнов осталось немного. Четыре танка «Рено» находились (до 1942 г.) в танковой школе, там же лёгкий «Виккерс-Карден-Лойд» модели 1933 г. В боевых частях находилось 26 (по другим данным 27 или 32) лёгких танков «Виккерс-Армстронг». Последние после войны 1939 - 1940 гг. прошли модернизацию на финских заводах. Вместо шведских 37 мм «Бофорсов» на танки установили трофейные 45-мм танковые орудия 20К обр. 1934 г. и спаренный с ними пулемёт ДТ. Ряд английских узлов и агрегатов заменили на советские, включая оптику. Для удобства танки «Виккерс» стали именовать Т-26Е, советские двухбашенные — Т-26А, с одной цилиндрической башней — Т-26В, с конической — Т-26С. Среди трофеев на фронте было много танков типа БТ, некоторое их количество доставили в мастерские для ремонта, но ни один не был отремонтирован до лета 1941 г.

29 октября 1940 г. финский бронебатальон (уже в новом составе) вошёл в состав 1-й егерской бригады, которой командовал полковник Эрнст Рубен Лагус. Для повышения уровня знаний по тактике использования бронетехники, финские офицеры Лагус, Бьёркман и Лунтинен с 19 апреля по 5 мая 1941 г. находились в Германии, где знакомились с техникой и ее применением в немецкой танковой дивизии.

На 20 июня 1941 г. финский бронебатальон состоял из 1-й, 2-й и 3-й бронерот, одного тяжёлого броневзвода и взвода огнемётных танков. Командовал бронебатальоном подполковник Бьёркман.

Трофейная и закупленная бронетехника финской армии в 1941 - 1943 гг.

Во время боёв 1941 - 1942 гг. наступавшим финским войскам удалось захватить значительное количество советской бронетанковой техники. Однако не вся бронетехника, особенно захваченная в исправном состоянии, сразу направлялась в бронечасти финской армии, некоторые командиры армейских корпусов формировали из захваченной исправной техники свои бронечасти. По этой причине осенью 1941 г. Ставка финской армии вынуждена была отдать приказ армейским корпусам направлять все неисправные трофейные танки на ремонт в Варкаус, а исправные отдавать непосредственно в бронебатальон.

К лету 1942 г. общее число своей и трофейной бронетехники в составе действующих финских войск возросло до 250 единиц. К примеру, в Раулахти 13 августа 1941 г. на месте эвакуации в шхерах Ладоги частей 168-й сд финнам досталось 40 орудий, 310 автомашин, 8 танков и другое вооружение. В конце августа в районе Порлампи, что южнее Выборга, при отступлении частей 50-го ск 23-й армии были оставлены и достались финнам, помимо прочего оружия, 55 танков. Но, как правило, места с большим количеством трофейной техники были редкостью. 5 сентября 1941 г. в Олонце финны захватили 6 повреждённых советских танков, в тот же день в районе к югу от Тулоксы были захвачены ещё 1 танк и 2 бронемашины. Значительное количество трофеев, но в разных местах и в единичных экземплярах, вызывало серьёзные трудности с эвакуацией. Среди захваченных финнами летом 1941 г. танков, некоторые были подбиты и брошены в труднодоступных местах ещё зимой 1939/40 г.

Ремонтировали трофеи в Варкаусе, причём в работах наравне с финнами принимали участие с 23 ноября 1941 по 17 декабря 1942 г. около шестидесяти шведских механиков, которые выполняли большую часть сложных работ. Следует отметить, что ремонтом занимались не только в бронеремонтном центре в Варкаусе, к работам привлекались также и другие предприятия — завод фирмы «Локомо АО» в Тампере, механический завод фирмы «Розенлев» в Пори, завод «Руона АО» в Раахе, механический завод Альстрёма в Варкаусе и мастерские при центральной тюрьме в Риихимяки.

Большинство трофейных танков были такими же, что и в Зимнюю войну. Основную массу составляли Т-26 различных модификаций. На 1 июля 1942 года количество трофейных танков Т-26, находившихся в составе частей финской бронебригады, значительно возросло. Т-26А двухбашенных стало 12 (к концу года 17), Т-26В обр. 1933 г. — 53 (к 1 июня 1944 г. их стало 63, а всего общая численность этих танков во время войны доходила до 65 машин), Т-26С обр. 1937 и 1939 гг. — 29 (на 1 июля 1943 их было уже 32). Обычно ремонт Т-26 происходил путём комплектования менее повреждённой машины запчастями с более разбитых аналогичной модификации, но встречались и гибриды. К примеру, на одном Т-26 обр. 1939 г. установили коническую башню от Т-26 обр. 1937 г. 1 июля 1942 г. в состав бронечастей добавили из числа трофеев 3 новых ОТ-133, а чуть позже ещё один. Количество ОТ-130 (4 штуки) не изменилось, а два трофея Зимней войны ОТ-26 в 1943 г. передали в учебную часть. Один использовали там до 1943 г., а другой до 1945 г.

Относительное затишье на Карельском фронте с конца 1942 г. до лета 1944 г. финские танкисты потратили на модернизацию имевшихся на вооружении танков более старых и нестандартных модификаций. Весной 1943 г. на всех трофейных ОТ-130 и ОТ-133 с башни сняли огнемёты и установили 45-мм танковые пушки со спаренным ДТ, на месте резервуара от огнесмеси внутри танка смонтировали место стрелка курсового пулемёта ДТ, который установили в лобовом листе слева от люка механика-водителя в шаровой установке в специальной броне-маске. В танках также установили крепления для боеприпасов, сидения для экипажа и другие приспособления, характерные обычным танкам. На ОТ-133 были сняты пулемёты ДТ в кормовой нише башни. Во время переделки на одном ОТ-133 башня после работ была смещена к левому борту вместо правого, как на огнемётных. Экипаж переделанных огнемётных танков, получивших обозначение Т-26Ш, достиг четырёх человек. В начале 1944 года на 6 трофейных двухбашенных Т-26 сняли башни с подбашенной плитой и установили на их место башни от Т-26В с 45-мм пушкой, снятые с разбитых трофейных танков, а ещё на двух машинах установили башни с 45-мм орудиями от танков Т-26 обр. 1937 г.

Количество находившихся в армии танков Т-37А и Т-38 к 1 июля 1942 г. уменьшилось, их осталось 21 и 12 соответственно. Танки этого типа уже почти нельзя было использовать в боях и их применяли в ближнем тылу для борьбы с партизанами и диверсантами. К 1 июля 1943 г. в войсках не было ни одного Т-37А (списали), а число Т-38 с учётом трофеев 1941 - 1942 гг. возросло до 19, но на 17 марта 1944 г. в составе боевых частей бронедивизии были только 4 Т-38, остальные машины, возможно, находились на складах и в танковой школе.

Танков БТ было 53 машины, но на фронте в отремонтированном виде участвовало в боях только 4 БТ-5, столько же БТ-7, а также 18 самоходок-танков БТ-42 и один бронетранспортёр БТ-43.

Стоит упомянуть о ещё одном танке, захваченном во время боёв 1941 г. Это был крайне редкий для частей РККА танк Т-50. Серия из 63 этих машин изготовлялась в г. Чкалове (ныне Оренбург) на заводе № 174 до конца января 1942 г. Танк очень полюбился финским танкистам и получил прозвище «Маленькая тридцатьчетверка» («Pikku-Sotka».) Этому танку повезло — в составе финской армии он дошёл до конца войны, а после службы был передан в музей танковых войск в Парола, где стоит и сейчас.

Наиболее необходимыми в составе финских танковых частей были средние танки. Первые трофейные средние танки были Т-28 обр. 1938 г. Оба танка принадлежали ранее 20-й танковой бригаде Красной Армии и были захвачены в боях зимой 1939/40 г. на Карельском перешейке. Танк получил в финской армии прозвище «Postijuna» — почтовый поезд — из-за легенды времён Зимней войны. По этой легенде в одном советском Т-28 было обнаружено большое количество фронтовой почты. Во время боёв 1941 - 1942 гг. из числа захваченных трофейных Т-28 удалось отремонтировать ещё пять, из них один захваченный финнами в районе Саамаярви был наиболее грозной модификации Т-28Э (экранированный). На остальных Т-28 обр. 1938 г. силами ремонтных баз было смонтировано дополнительное бронирование по образцу Т-28Э. Все трофейные Т-28 были включены в состав тяжёлого броневзвода танкового батальона.

Другими средними танками у финнов были трофейные Т-34. Первый танк был захвачен 2 октября 1941 г. в районе Свирской ГЭС. Вторую машину захватили в апреле 1942 г. также в районе Свири. На 1 июля 1942 г. в частях было 3 Т-34-76. Ещё одну машину захватили осенью 1943 г. в районе Сегозера, и позже отремонтировали. Общее количество трофейных Т-34-76 обр. 1941 - 1943 гг., состоявших на вооружении в финской армии во время войны, достигло 7 машин, из них 3 приобрели в Германии в 1944 г., а происхождение еще одной неизвестно.

В финской армии Т-34 получил прозвище «Sotka», что по-фински означает птицу нырок. С происхождением этого прозвища связана следующая история: в годы войны в бронебатальоне служил некий танкист Суоминен, который по своей гражданской профессии был матросом и плавал по озёрам на пароходе под названием «Sotka». Суоминен часто рассказывал байки и истории об этом корабле и особо отмечал его длинную трубу. Когда в батальоне впервые появился Т-34, увидев длинную пушку танка, кто-то сказал: «Во, «Сотка» Суоминена к нам приплыла». Три танка — Т-34 обр. 1941 г., Т-34 обр. 1943 г. и Т-28 обр. 1938 г., сейчас находятся в Финляндии в экспозиции танкового музея в Парола.

В 1941 г. в районе Соломенного, что севернее Петрозаводска, финны обнаружили относительно неповреждённый танк КВ-1 выпуска июля 1941 г. с экранированной бронёй корпуса и башни, который был покинут экипажем. Ещё один КВ-1С выпуска февраля 1942 г. был захвачен в апреле 1942 г. в районе Свирской ГЭС. Обе машины отремонтировали и включили в состав танковых частей. Оба танка в 1945 г. были списаны и находятся сейчас в экспозиции музея в Парола. Однако это не единственные танки типа КВ, захваченные финнами в боях 1941 - 1942 гг. Так, один КВ-1 с дополнительной экранированной бронёй был захвачен в бою за Сяякяярви (Суоярви). На этом танке была сильно повреждена ходовая часть и видимо, поэтому его не отремонтировали. Как правило, средние и тяжёлые танки, позже включённые в состав бронечастей финской армии, были захвачены с исправной ходовой частью и сами добирались до ближайших мастерских или населённых пунктов. Отсутствие тягачей в первый период войны привело к тому, что значительная часть средних и тяжёлых танков была разобрана на запчасти. Интересная особенность финских средних и тяжёлых танков то, что все они не раз участвовали в боях против Красной Армии, но ни одна боевая машина не была потеряна безвозвратно, хотя одна Т-34, первая из захваченных, 7 декабря 1941 г. свалилась в воду с моста в Повенце, но была вскоре поднята и отремонтирована.

Затронем процесс модернизации трофейных бронемашин в финской армии. На всех 24-х бронемашинах БА-6 и БА-10 маломощные советские 50-сильные двигатели ГАЗ-АА и ГАЗ-ММ заменили на 95-ти сильные двигатели Форд V-8. Единственному, по-настоящему финскому, броневику Landsverk-182 не повезло. Летом 1941 г. эта машина вместе с ещё одним БА-10 была придана 1-му егерскому батальону и довоевала до поздней осени 1941 г., но была подбита в одном из боёв. Какое-то время броневик, эвакуированный в тыл, хранился на складах, но позже был списан и сдан на слом. От машины уцелел только крупнокалиберный пулемёт (13,2 мм), который хранится сейчас в танковом музее в Парола.

Финское командование не только получало танки путём трофеев, но и делало закупки за границей. 25 апреля 1941 г. в Швеции были заказаны шесть зенитных самоходных установок «Landsverk Anti II», пять из них без вооружения. На шестой ещё в Швеции установили 40-мм пушку фирмы Бофорс, а остальные вооружили в Финляндии аналогичными орудиями, выпускавшимися на заводе VTT в Ювяскюля. Боекомплект орудия 132 снаряда. ЗСУ должны были быть изготовлены к январю 1942 г., но завод первую сдал лишь в начале марта 1942 г. В Финляндии 14 мая 1942 г. из этих машин сформировали отдельную бронезенитную роту, которой командовал капитан Хонканен. По финской терминологии ЗСУ получили наименование ITPSV-40. Вес машины был 10,7 т, экипаж 5 человек, двигатель мощностью 144 л.с. развивал скорость 40 км/ч. Весной 1943 г. в Германии были заказаны 45 штурмовых орудий StuG-40 Ausf. С, но отгружено было только 30 штук по цене 160 тыс. рейхсмарок (3,16 млн. финских марок) за штуку. Машины прибывали в страну тремя партиями из Штеттина через бухту Пори. Первые 10 прибыли 6 июля 1943 г. на пароходе «Альдебаран», затем 13 августа ещё 8, а 3 сентября 1943 г. последние 19. По железной дороге штурмовые орудия прибыли в Варкаус (первые прибыли туда 10 июля), где их окрасили и незначительно доработали с учётом специфики действия в Карелии. Экипажи новых машин ещё летом 1943 г. прошли небольшой курс обучения под Дрезденом. В мае 1943 г. на базе дивизиона штурмовых орудий (Ryp. Tyk. P.) была создана бригада штурмовых орудий. Бригада состояла из отдельной бронероты БТ-42 и батальона штурмовых орудий немецкого производства. В декабре 1943 г. бригаду расформировали, и бронероту БТ-42 передали бронебригаде. Батальон штурмовых орудий в составе четырёх рот с личным составом 309 человек включили в состав бронедивизии и он подчинялся непосредственно штабу соединения. Командиром батальона с 9 ноября 1943 г. стал майор Н. Э. Окерман.

Первые штурмовые орудия поступили на вооружение батальона 2 сентября 1943 г. До июня 1944 г. самоходки незначительно модернизировали: сняли бортовые экраны, заменили немецкие MG-34 на советские ДТ, перевесили запасные катки на борта боевого отделения и разместили деревянный короб для инструментов над двигателем.

В числе трофеев боёв 1941 - 1942 г. было значительное количество артиллерийских бронированных тягачей А-20 «Комсомолец» обр. 1937 и 1938 гг. Вместе с трофеями Зимней войны их численность достигла свыше 210 штук, но в войска поступили только 202. Эти машины применялись в качестве тягачей для 45-мм и 50 мм противотанковых орудий. В составе бронедивизии на 17 марта 1944 г. числилось только 18 таких машин, остальные, видимо, были в артиллерийских и иных подразделениях.

В декабре 1941 г. финны передали шведам 3 относительно исправных Т-37, 1 Т-26 обр. 1931 г. и 1 БТ-5, оба последних восстановлению не подлежали. Один из плавающих танков был захвачен еще в Зимнюю войну, 18 декабря 1939 г., в районе Пелкосенниеми. Осенью 1942 г. шведы выразили желание приобрести в Финляндии три бронекорпуса от броневика БА-10. Департамент вооружений Генерального штаба приказом от 26 октября 1942 г. разрешил продажу трёх бронекорпусов без вооружения, двигателей, колёс и трансмиссии. Шведы отремонтировали броневики и под наименованием «Pansarbil m/31F» использовали их в армейской пехотной школе в Розенберге (под Стокгольмом) до начала 50-х гг.

В апреле 1943 г. штаб бронедивизии направил в Генеральный штаб предложение о начале производства отечественных танков. Планировалось приобрести в Швеции стальные пластины и двигатели «Ландсверк» и смонтировать танки на Государственном орудийном заводе (VTT) в Ювяскюля. Ставка ответила отказом, сославшись на недостаток финансов и производственных мощностей, к тому же неотремонтированных трофейных танков на складах было довольно много. В 1943 г. в мастерских пытались восстанавливать уже самые разбитые трофейные танки, так как все менее повреждённые были уже в строю. Запчастей хватало только к Т-26, а к другим детали приходилось делать самим. К примеру, бронебригаде требовалось в месяц шесть танковых моторов к Т-26, но ремонтная база в Варкаусе могла дать только три. К началу 1944 г. в мастерских ждали утилизации около 250 единиц бронетехники, восстановление которых было признано нецелесообразным.

В период затишья на фронте были проведены не только ремонтные работы техники, но и реорганизация всех танковых войск. Ещё в марте 1942 г. в ставке Финской армии было принято решение о создании бронедивизии, костяком которой должна была стать 1-я егерская бригада, но только 26 октября 1942 г. эти части стали бронедивизией. На момент формирования в составе броне-дивизии было командование, штаб дивизии (Ps.DE.), 2-й, 3-й, 4-й и 5-й егерские батальоны JP2 - 5), батальон танковых егерей (Ps.JP), егерский батальон пополнения (Tayd. JP.), 2-й сапёрный батальон (Pion. Р2), 6-й батальон связи (VP.6), 27-я сапёрная колонна (27 Pion. Kol.), кавалерийская бригада (Rv. Pr.), бронезенитная рота (Ps. It. Рtr), 14-й тяж. артполк (Rask. Rsto. 14), бронебригада (Ps. Pr.) и множество мелких хозяйственных и технических подразделений (21-й и 23-й автовзвода, 19-я почта, 21-й автосанитарный взвод, оркестр, бронеремонтная рота, 6-я группа помывки, 21-я группа ремонта вооружения, 21-е и 2-е химическое подразделение и другие). В составе бронебригады были 1-й и 2-й бронебатальоны (1 и 2/Ps. Pr.), штаб (Ps. Pr. E.) и штабная рота (Esik. K.), бронерота обучения (Ps. Koul. K.) и мелкие интендантские части. Бронедивизией командовал Эрнст Рубен Лагус, который в октябре 1941 г. стал генерал-майором. Бронедивизия находилась в Петрозаводске, в резерве главного командования. В апреле 1943 г. в составе бронедивизии сформировали школу танковых войск — Ps. Koul. P. (бронеучебный батальон). 5 июня 1943 г. бронедивизию подчинили группе «Олонец». В конце февраля 1944 г. дивизию передислоцировали в район Лаппеенранта - Яаски, а некоторые части бронебригады и батальон штурмовых орудий расположились в Энсо. Бронедивизию подчинили группе «Перешеек».

Советская разведка не оставила финских танкистов без внимания. Так, согласно развединформации на конец 1943 г. «... группа «Лагуса» состоит из штаба дивизии, танковой бригады, егерской бригады (2-й, 3-й, 4-й егерские батальоны и 5-й танко-истребительный батальон), 14-го артиллерийского дивизиона (150-мм гаубицы), сапёрного батальона, батальона связи, тыловых подразделений. Танковая бригада (командир — полковник Бьёркман) состоит из штаба бригады, двух танковых батальонов, батальона самоходных орудий, отдельной танковой роты, зенитной батареи, роты связи и тыловых подразделений. Кроме того, запланирован понтонно-мостовой батальон. Танковый батальон имеет три роты, в том числе две роты лёгких танков трёхвзводного состава по 5 танков в каждой и двух командирских танков в роте. Всего в роте 17 лёгких танков Т-26. Третья рота состоит из взвода лёгких танков (5 танков типа Т-26 или «Виккерс», взвода средних танков (3 - 5 танков Т-28 или Т-34) и взвода тяжёлых танков (2 - 3 танка Т-50 или КВ-1). Броня танков усилена и поставлены радиостанции. Всего в третьей роте 13 танков. Отдельная танковая рота имеет 4 взвода по три танка в каждом и два танка командирских. Всего в роте 14 танков. На вооружении танков стоят 140-мм гаубицы. Батальон самоходных орудий имеет три роты по два взвода в каждом. Во взводе 3 самоходных орудия и по 2 командирских самоходных орудия в роте. Всего в батарее 24 орудия. Намечалось иметь в роте по три взвода. Самоходные орудия образца 1940 г. Вес 22-24 т.

Вооружение экипажа одного 75-мм самоходного орудия: два автомата «Суоми», один ручной пулемёт. Боекомплект 30 снарядов. Броня 45 - 80 мм. Рота связи имеет на вооружении танки-амфибии Т-38, у которых снята башня. На них установлено средство проводной связи. Всего в бронедивизии «Лагуса» 108 танков и 24 самоходных орудия. В батальонах имеется по 40 грузовых машин марки «Форд» и «Шевроле», 4 легковые машины, по 3 мотоцикла и до 400 велосипедов. Штаб группы в размещается в Петрозаводске...» Из вышеприведённой информации теперь ясно, почему в советских военных и послевоенных источниках численность финских танков равна 110 машинам. Во время позиционной войны, танки применяли для различных нужд. К примеру, легкий двухбашенный Т-26 применялся как тягач грузовиков на дороге в Важены в конце сентября 1942 г. Танки Т-34 и КВ применялись для проверки глубин и преодолеваемости противотанковых рвов, применяли танки и для «обкатки» пополнения, а где техники не хватало, то изготавливали деревянные макеты. 1 октября 1942 г. расквартированные в Петрозаводске танкисты участвовали в параде по случаю годовщины взятия города, а 4 июня 1944 г. в Энсо несколько штурмовых орудий StuG-40, танки Т-34-76, Т-28, арттягачи «Комсомолец» с орудиями и броневик БА-20 прошли парадной колонной по случаю семидесятисемилетия маршала Финляндии К. Г. Э. Маннергейма.

На 17 марта 1944 г. в бронедивизии насчитывалось 199 единиц бронетехники: 6 Т-28, 98 Т-26, два Т-34, 1 КВ, 14 БТ-42, 4 Т-38, 1 Т-50, 6 ЗСУ «Ландсверк Анти», 29 штурмовых орудий StuG-40, 18 арттягачей А-20 «Комсомолец» и 20 бронемашин.

Состав бронедивизии на 1 июня 1944 г. был следующий: численность — 9 345 человек. Подразделения: егерская бригада (5 батальонов), бронебригада (2 бронебатальона, отдельная бронерота, рота связи и батальон бронеобучения), батальон пополнения, 2-й саперный батальон, 14-й тяжелый артдивизион, 6-й батальон связи, батальон штурмовых орудий, бронезенитная батарея и масса других вспомогательных частей. Мы обращаем внимание читателей, что батальон штурмовых орудий не входил в бронебригаду и был в прямом подчинении командира дивизии. Из сказанного выше становится понятным, что бронедивизия не состояла сплошь из бронетехники, а в нее входили и подразделения других родов войск.

Для Красной Армии затишье на северном участке Ленинградского и всём Карельском фронте было довольно благоприятно. Два года в обороне дали возможность сосредоточить для будущего наступления необходимые резервы и, в том числе, танковые части. В мае - июне 1944 г. на Карельский перешеек была дополнительно переброшена 21-я армия. На начало июня 1944 г. в составе стоявшей в обороне 23-й армии находилось 35 танков, из которых 14 входило в Карельский укрепрайон, которые, судя по всему, были превращены в огневые точки на передовой, и ещё 21 самоходная установка. В составе 21-й армии было 165 танков, из которых 4 находились в ремонте, а также 80 самоходных установок. Помимо этих частей фронт выделил для операции на Карельском перешейке 231 танк, из которых 3 находились в тылу в ремонте. Количество выделенных Ленинградским фронтом самоходных установок было велико, но точных данных пока нет, лишь известно, что общее количество танков и самоходок в армиях и приданных частях было около 630. Вся эта бронетехника входила в состав четырех танковых бригад — 1-й, 152-й, 220-й и 30-й гвардейской, а также нескольких танковых полков: 26-го, 27-го, 31-го тяжелого, 46-го тяжелого, 185-го, 226-го, 236-го, 260-го и 266-го. Самоходные установки входили в состав самоходно-артиллерийских полков: 252-го, 394-го, 396-го, 397-го, 938-го, 952-го, 1222-го, 1235-го, 1237-го, 1238-го и 1439-го. Полевым ремонтом танков занимались 21-я, 23-я и 27-я ремонтные базы, а в случае более серьёзных повреждений бронетехнику могли доставить на завод в Ленинград. Главный удар в операции наносили части 21-й армии, двигавшиеся вдоль побережья Финского залива, и именно в эту армию передали наиболее боеспособные и совершенные в техническом отношении танковые части. Было создано три подвижных группы. По плану первая (152-я тбр и 26-й тп) и вторая (1-я тбр и 27-й тп) двигались через центр перешейка на Выборг, а третья (30-я гв. тбр, 252-й сап, 94-й иптап) на Койвисто. Качественный состав частей, участников операции, сильно отличался. Наиболее мощным был 27-й танковый полк, единственный имевший танки ИС-2. В составе 31-го тп были танки КВ-85. С обеими этими машинами финнам ещё не доводилось встречаться на фронте и в будущем, во время боёв, столкнувшись с этими боевыми машинами, наиболее эффективным средством борьбы с ними были мины. Основную часть наиболее качественных танков представляли Т-34-76 обр. 1943 г. и новые Т-34-85 обр. 1944 г. Среди самоходок встречались СУ-76, СУ-152 (1238-й сап) и более грозные ИСУ-122 и ИСУ-152. На Ленинградском фронте, небогатом резервами и имевшем хорошую ремонтную базу, восстанавливались и «дожили» до лета 1944 года машины, на которых танкисты начинали войну. В составе 260-го тп находились танки КВ-1 обр. 1941 г. и КВ-1С. В частях можно было увидеть значительное количество танков Т-34 обр. 1941 и 1942 гг., лёгкие Т-26, Т-60 и более современные Т-70. Совсем редкими для северного театра войны были ленд-лизовские боевые машины «Черчиль Mk. IV». 6 таких танков вместе с 32 КВ-1С входило в состав 26-го отд. гв. тяжелого танкового полка.

Танки БТ и штурмовые орудия на их базе в составе финской армии в 1940 - 1945 гг.

В руки финских войск во время Зимней войны попало значительное количество танков марки БТ различных модификаций и годов выпуска. Часть танков БТ была эвакуирована из районов боевых действий на ремонтную базу в Варкаус, что подтверждают сделанные зимой 1939 - 1940 г. фотоснимки. С тех танков БТ, которые финны не смогли эвакуировать, были срезаны автогеном и увезены башни с подбашенными коробками, эвакуированы также радиостанции, инструмент и боекомплект. Двигатели с танков БТ, захваченных финнами, не демонтировались. В Финляндии не имелось необходимых специалистов и соответствующего оборудования для возможного ремонта танков этого типа. Ремонтная база финских танковых войск была ориентирована на танки типа «Виккерс» и в связи с этим ни одного танка БТ в финских танковых войсках на 1 июля 1941 г. не было.

Во время второй войны финским танкистам перепало несколько десятков трофейных танков БТ. К примеру, на 1 июля 1942 г. на балансе финской армии находились 53 танка БТ, но в исправном состоянии из этого числа были единицы. Танки БТ-2 доставались финнам, как правило, закопанными в землю в виде огневых точек, а те, которые были подбиты, находились в крайне изношенном состоянии. Один трофейный неисправный БТ-5 в декабре 1941 г. передали в Швецию. На 1 июля 1943 года танков БТ на балансе армии осталось всего 23, так как часть передали для переделки в самоходки, о чём рассказано будет ниже. На 1 июля 1944 г. число трофейных БТ на балансе армии не изменилось, а 31.12.1944 г. в финской армии не осталось ни одного БТ. Трофейные танки этого типа, находящиеся в хорошем техническом состоянии, проходили ремонт в бронеремонтном центре в Варкаусе и на фирме Lokomo Oy. Всего было отремонтировано к осени 1941 г. 4 БТ-5 и 4 БТ-7.

Трофейные БТ крайне редко использовались в боях. Первое упоминание о применении финской армией на фронте танков БТ относится к 22 августа 1941 г., когда из 44-го пехотного полка была направлена группа добровольцев в качестве танкового десанта на 6 танков БТ-5 и БТ-7. Каждому танку придавалось по 6 человек. Танки были объединены в танковое подразделение «Кристи» (по имени конструктора данного типа танков), командиром которого был лейтенант О. Кескинен. 3 сентября 1941 г. подразделение «Кристи» было подчинено 4-й подвижной части и готовилось к форсированию р. Тулоксы. На следующий день финские танкисты при выдвижении по раскисшим дорогам в район д. Мергойла вынуждены были бросить два застрявших в грязи танка БТ Остальные танки поддерживали оборону частей 4-й подвижной части и 44-го пп против контратаковавших частей РККА. Видимо в этих боях 4 сентября 1941 г. был подбит танк БТ-7 обр. 1937 г. № 100. 14 сентября подразделение «Кристи» направили к Свирской ГЭС, но плохие дороги помешали прибыть танкам вовремя.

Машины находились в очень плохом состоянии, и в связи с этим 16 сентября 1941 г. подразделение «Кристи» было расформировано, танки отправлены в Варкаус, личный состав распределён по другим частям бронебатальона. Эксплуатировать исправные танки финнам долго не удалось, четыре отремонтированных трофейных БТ-5 использовались до весны 1942 г., чуть дольше задержались несколько танков БТ-7 образца 1935 и 1939 гг., но к 1943 г. ни одного исправного танка БТ в бронедивизии не состояло. Летом 1942 г. танкам БТ нашлось и другое применение — в съёмках пропагандистского фильма о финской армии участвовал БТ-5 № 99. Большинство трофейных БТ-2, БТ-5 и БТ-7 в неисправном состоянии находились на территории Финляндии в невостребованном виде. Первоначально вопрос о передаче башен от неисправных танков БТ для установки на оборонительных линиях был поднят фортификационным отделом Генштаба ещё 19 сентября 1942 г., но тогда был получен отказ. Повторно вопрос о башнях был поднят в Генштабе 11 июля 1944 г. Согласно этой просьбе, линия «Салпа» должна была получить около 100 башен от танков БТ, ходовую часть которых переделали бы в бронетранспортёры. 21 июня 1944 г. снова фортификационный отдел обратился в оперативный отдел Генштаба с просьбой о передаче башен списанных танков для установки их в качестве огневых точек, и наконец, 3 июля 1944 г. был отдан приказ о передаче 58 танковых орудий калибром 37 - 45 мм и 82 пулемётов для оборонительного района Луумяки - Юнтола (на шоссе Хамина - Лаппеенранта и железной дороге Выборг - Хельсинки). Переданные башни были от танков БТ-2 и БТ-5, реже БТ-7, Т-26 и бронемашин БА-6. Корпус танка и башня с вооружением были вкопаны за бетонными бункерами и укрытиями. В башни БТ-2 вместо штатного вооружения устанавливали 37-мм пушки «Бофорс» от танков «Виккерс». Всего на линии «Салпа» на 1 сентября 1944 г. находилось 38 45-мм танковых пушек, спаренных с пулемётом, а также 20 37-мм орудий. Помимо этого, в отдельных башнях были установлены 52 пулемёта ДТ. После войны вооружение с части танков сняли, но часть башен и корпусов стоят на линии до сего времени. Опыт боевого применения в финской армии значительного числа лёгких танков, вооружённых 45-мм пушками, показал, что эти орудия не совсем отвечают требованиям поддержки пехоты в бою. Незначительное количество средних танков с 76-мм орудиями не могли исправить ситуацию, для армии требовалась самоходная установка с орудием калибра более 100 мм. Для переделки в штурмовые орудия весной 1942 г. было решено использовать танки типа БТ.

Напрашивается вопрос: почему именно они? К 1942 году численность трофейных танков и бронемашин, поступивших на вооружение танковых частей финской армии, достигла 250 единиц, что с избытком удовлетворяло потребности фронта. Открылась возможность без ущерба для армии несколько танков переделать в штурмовые орудия, и в связи с этим отпала потребность закупать за границей более дорогие самоходные установки. Для этой цели наиболее подходили танки БТ. Танки этого типа, используя свою скорость, были предназначены для развития успеха наступления войск в глубине обороны противника. Однако в лесах Карелии главное преимущество танка — скорость — было бесполезно. Применять в качестве обычных танков поддержки пехоты единичные трофейные машины финнам было не выгодно. Если для ремонта повреждённых «Виккерсов» и Т-26 у финнов имелась ремонтная база, специалисты, и, главное, значительный запас запчастей, то для танков БТ не имелось почти ничего. К двигателям «Либерти» или М-5 для БТ-2 и БТ-5 запчастей почти не было, к двигателям М-17Т для БТ-7 их было крайне мало. Незначительные повреждения танка БТ в бою обрекали его на вынужденный простой и долгий последующий ремонт. Танки БТ в виде штурмовых орудий, используемые на фронте в качестве средств усиления, несли бы меньшие потери. Начатые весной 1942 г. работы по переделке танков БТ дали свои результаты лишь к началу сентября, когда был изготовлен первый образец. Проведённые испытания потребовали возвращения штурмового орудия на завод. По плану инженера Ренстрёма на заводе VVT (Государственный артиллерийский завод) в Ювяскюля было решено использовать 18 трофейных шасси БТ-7 обр. 1937 г. По одним данным удалось переделать все 18 танков БТ-7, по другим 13 БТ-7 и 1 БТ-5. Переделка танков заключалась в модернизации конических башен танков и установке в них 114-мм английской гаубицы Н18 (в английской армии она имела обозначение Q. F. Mk. II). Орудия обр. 1918 г. были доставлены в Финляндию в период 1940 - 1941 гг. из Испании (30 штук) и Великобритании (25 штук). Для гашения силы отдачи при выстреле, гаубицы снабжались дульным тормозом финской разработки. Шасси переделке не подвергалось. Изготовленное штурмовое орудие, а точнее штурмовой танк, получившее обозначение БТ-42, было не очень удачным. Темп стрельбы гаубицы был крайне низким из-за раздельного заряжания. Бронебойный снаряд имел крайне низкую бронепробиваемость, а механизмы разворота башни и вертикальной наводки, заимствованные от БТ-7, имели недостаточную мощность для гаубицы. Внутри башни было тесно, что отражалось на работоспособности экипажа, численность которого не изменилась, а значит, гаубицу вместо штатного расчёта обслуживали только два номера.

Первый БТ-42 поступил в войска 26 февраля 1943 г. 1 июля того же года их было изготовлено уже 13 штук. Из этих штурмовых орудий в составе бронебригады предполагалось сформировать штурмоорудийный батальон — Ryp. Tyk. P. Командиром батальона был назначен 20 января 1943 майор Лоунила. Батальон был официально сформирован и вошёл в бронедивизию согласно приказу от 15 февраля 1943 г. В батальоне было две роты по 6 машин и 65 человек в каждой роте. Для хозяйственных нужд, подвоза боеприпасов и ремонта бронетехники батальону были приданы несколько грузовиков из числа трофеев и реквизированных у жителей Финляндии. Личный состав батальона (по штату 16 офицеров, 89 унтер-офицеров и 136 рядовых) был набран из добровольцев разных родов войск, однако костяком были два офицера и механики-водители танков БТ из бронедивизии. В мае 1943 г. батальон находился в Петрозаводске. В сентябре 1943 г. в Финляндию стали прибывать более мощные и современные германские штурмовые орудия StuG-40, которые были переданы в формируемый батальон штурмовых орудий. Однако позже имевшиеся БТ-42 свели 7 декабря 1943 г. в отдельную бронероту (Er. Ps. K.) и передали в состав бронебригады, которая входила в бронедивизию, сформированную 26 октября 1942 г. Батальон штурмовых орудий также вошёл в состав бронедивизии наравне с бронебригадой.

В марте 1943 г. командование бронедивизии в лице генерал-майора Э. Р. Лагуса предложило переделать 20 танков БТ в бронетранспортёры. Предложение отвергли, но через некоторое время второе предложение о переделки 14 танков БТ в бронетранспортёры было одобрено. Заказ на работу был выдан бронеремонтному центру 18 мая 1943 г. К концу октября 1943 г. опытный образец на базе БТ-7 был изготовлен. Башня и подбашенная плита были сняты, на их месте было оборудовано десантное отделение на 10 человек с люками в верхнем листе. 11 ноября 1943 г. бронетранспортёр прибыл из Варкауса в 3-й егерский батальон для испытаний. Однако от дальнейшей переделке танков отказались и имеющийся бронетранспортёр БТ-43 придали отдельной бронероте. Сверху на танк смонтировали деревянный кузов, как на грузовой машине, чем превратили БТ-43 в подвозчик боеприпасов.

К началу 1944 года отдельную бронероту перевели в Выборг и на 17 марта 1944 г. в ней насчитывалось 14 БТ-42-114/Н18 (возможно, остальные были в ремонте, именно это косвенно объясняет наличие номера старого образца на командирской машине), бронеротой командовал лейтенант-артиллерист Стиг Сиппель из Хяменлинна. 10 июня 1944 года на Карельском перешейке началось наступление частей Красной Армии, бронерота в тот день находилась в Перкъярви, где получала боеприпасы. С 17 июня отдельная бронерота была направлена на передовую и участвовала в боях на подступах к Выборгу. Потеряв несколько штурмовых орудий (одно из них имело Ps.511-19), бронерота, в которой насчитывалось 9 БТ-42, отошла в Выборг и заняла оборону. Два БТ-42 из 3-го взвода (под командованием прапорщика Саарела) были приданы 3-му батальону 3-й бригады, который оборонял район Таммисуо. Ещё два БТ-42 (под командованием прапорщика Хольмстрёма) были приданы 3-му батальону 20-й бригады финнов, оборонявшей район Карьяла (ныне пригород Выборга). Два БТ-42 (под командованием прапорщика Каакинена) были приданы 2-му батальону 20-й бригады в районе депо Мааскола. Три БТ-42 вместе с командиром роты расположились в Ристимяки поддерживать оборону 2-го батальона, из них две самоходки находились почти на восточной окраине города на кладбище в районе горы Ристимяки. Последние прикрывали огнём 5-ю и 6-ю роты. Третья машина прикрывала 7-ю роту и находилась на окраине в районе чуть южнее Ристимяки. В обороне Выборга БТ-42 хотели применять как средство борьбы с советскими танками.

Вечером 19 июня личный состав отдельной бронероты расположился в покинутых домах в Коликкомяки, а командир произвёл разведку местности. В ночь роту подняли по тревоге. Утром 20 июня части Красной Армии устремились на штурм Выборга. В авангарде частей шли танкисты 1-й танковой бригады. Первыми по ним открыли огонь БТ-42 прапорщика Каакинена и танк командира роты. Советская пехота залегла, но снаряды БТ-42 рикошетировали от Т-34. Между шоссе и ж/д сконцентрировались более 50 советских танков, и в этот район перенесли огонь обе артбатареи 20-й бригады, чем сдержали их продвижение. БТ-42 вели огонь по советской пехоте. Днём атаки русских удалось отбить. Два БТ-42 из 2-го взвода и танк командира роты перенесли огонь по советской пехоте к ж/д полотну. Во время этого боя БТ-42 (экипаж Сиппеля) был повреждён на кладбище в Ристимяки близким разрывом, получила повреждения и другая машина. Командир роты принял решение об эвакуации этих двух подбитых машин путём буксировки двумя исправными самоходками. БТ-42 лейтенанта Ниеминена прикрывал отход. Информация об отходе частей бронероты достигла командира 20-й бригады полковника Кемппи и тот послал двух офицеров для выяснения причины. В 12.30 началась советская артподготовка. В результате финские части 5-й роты стали покидать позиции и в беспорядке отступать, за ними устремились и другие пехотные части. Когда отход финской пехоты превратился в панику, танкисты отдельной бронероты попытались прикрыть отход. Из четырёх танков, буксируемых и буксировщиков, к крепостному мосту удалось дойти только трём. Одну машину пришлось бросить в городе у Красной площади. Танк командира роты прикрывал отход из двора губернской больницы. БТ-42 обстреливал пехоту, но когда появился Т-34, танкисты решили отступить. В 16.45 на улице Каппакзепкаш в БТ-42 (№ 717, танк имел старый номер, применявшийся до 1943 г.) командира бронероты попал снаряд с советского Т-34. Снаряд пробил башню, сорвал люк и убил лейтенанта Сиппеля и танкиста Адиэля Сорвисто. Механик-водитель сержант Аарне Виртанен получил 10 осколков в спину, но попытался вывести танк из-под обстрела. Когда сержант повернул машину на улицу Eliaankatu, гусеница танка угодила в бордюр тротуара и её перекосило. У танка сломалась ведущая ось и заглох мотор. Виртанен потерял сознание, но позже очнулся и, покинув самоходку, добрался до своих. Он был единственным оставшимся в живых из экипажей трёх БТ-42, подбитых русскими в бою за Выборг. Позже, в радиопередаче на финском языке советской пропагандисткой радиостанции, было заявлено о том, что лейтенант Сиппель попал тяжело раненым в плен, однако в живых его больше никто не видел.

Два БТ-42 из 3-го взвода бронероты, прикрывавшие Таммисуо, вкопанные по башню, к вечеру столкнулись с вышедшими на них четырьмя Т-34 и одной СУ-122. Танки выпустили по ним 15 снарядов, но результатов не было. Один БТ-42 этого взвода попытался сменить позицию, но загоревшаяся в машине электропроводка вывела её из строя. С помощью бутылок с горючей смесью и фауспатрона удалось подбить СУ-122 и остальные Т-34 отошли. Всего к вечеру удалось силами пехоты подбить в районе Таммисуо ещё 4 советских танка. У второго БТ-42 во время отхода слетела гусеница. Была попытка ехать на колёсном ходу, но танк к вечеру тоже был повреждён, брошен и подожжён отступавшими финнами.

Две самоходки 1-го взвода в районе Карьяла для большей манёвренности были на колёсном ходу и днём также столкнулись с советскими танками. В том бою произошла огневая дуэль между БТ-42 прапорщика Хольстрёма и КВ. Находящаяся в засаде самоходка выпустила по советскому тяжёлому танку 18 снарядов, однако не повредила его, хотя попадания были. В ответ КВ произвёл 8 выстрелов и, судя по всему, нанёс повреждения самоходке. Командирский БТ-42 пришлось бросить, так как он заехал в канаву и застрял. Второму БТ-42 удалось отойти с пехотой к крепостному мосту.

В общей сложности из 9 оборонявших город танков уцелело четыре. Командиром роты стал лейтенант Ниеминен. С советской стороны в уличных боях в городе Выборге две финские самоходки и танкетка (вероятней всего артиллерийский тягач «Комсомолец») были уничтожены экипажем тяжёлого танка капитана Н. А. Рабазова.

После отхода финских войск из Выборга, командир бронероты получил приказ уничтожить мост Кивисилтасалми. Посланный для уничтожения этого моста 1 БТ-42 тремя снарядами разрушил его. С подошедшей ещё одной машиной они стали оборонять подступы к этому мосту с финского берега.

7 июля 1944 г. отдельную бронероту расформировали, а личный состав перевели в бронебригаду и батальон штурмовых орудий. В тот же день состоялся суд на командирами подразделений (в т.ч. и бронероты) так быстро оставивших Выборг. Всего в летних боях с 17 по 21 июня 1944 г. было безвозвратно потеряно 8 БТ-42 и из числа уцелевших боеспособными осталось только 6. 7 июля 1944 г. 10 уцелевших БТ-42 и один БТ-43 были списаны. Самоходки были временно законсервированы и окончательно девять из них пошли на слом приказом от 30 ноября 1951 г., причём один (Ps.511-8) был передан в музей бронетехники в Парола, где стоит и сейчас. Ещё раньше, 22 мая 1945 г., единственный БТ-43 списали для музея, но по причине неразберихи отправили на переплавку.

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
Кишкурно Я. А., Зубкин А. Ю. Танковые войска Финляндии 1919-1945 гг. и участие советской и финской бронетехники в боях в Карелии и на Карельском перешейке в годы войны. С-Пб.: 2001 г. 52 с, с илл.
 
 

Подробнее на http://doska33rus.ru/
наверх