Танковый фронт

Французские танковые войска в межвоенный период

 

Роль танковых войск во французской военной доктрине (1919-1939)

Франция закончила 1-ю Мировую войну победительницей и в принципе смогла достичь все поставленные цели. Французам удалось полностью сломить боевую мощь своего агрессивного соседа - Германии. Французы полностью ликвидировали немецкую армию и оккупировали часть немецкой территорий.

Однако в четырехлетней борьбе французский народ понес тяжелые потери. Значительная часть территории Франции подверглась полному опустошению. Были разрушены заводы, дома, дороги, мосты, вырублены леса и обеспложены поля. Французы потеряли 1 357 тыс. человек убитыми и 4 266 тыс. ранеными, многие из которых остались инвалидами на всю жизнь. Все это привело к тому, что во французском обществе возобладали пацифистские взгляды. Страх перед тем, что трагедия повториться, заставил французов избегать войны любой ценой. Пацифизм и опыт войны легли в основание новой военной доктрины, имеющей оборонительную направленность. Оборонительная доктрина объяснялась также тем, что именно позиционная война принесла Франции победу.

Французы предполагали, что темп наступления не превысит 8 - 12 км в сутки, что позволит французской армии серьезно ослабить противника в приграничных боях, а затем нанести ему решительный ответный удар.

Поэтому основным родом войск должна была стать пехота, оснащенная самыми современными средствами ведения войны, в том числе и бронетехникой. Однако оборонная доктрина отводила танкам вспомогательную роль. Сведенные в батальоны, танки должны были поддерживать большие отряды пехоты, выполнять роль мобильной артиллерии (легкие танки) или служить для прорыва линии фронта (тяжелые танки). Эти цели в достаточной мере иллюстрировала опубликованная 24 января 1929 г. «Инструкция тактического использования танков». В этой инструкции французское командование радикально отметало идею формирования больших танковых частей, предназначенных для самостоятельного действия.

До 1929 г. французская армия имела на вооружении только два типа танков - легкий Renault FT-17 и FT-18, а также тяжелый 2С. В 1924-1926 гг. имеющиеся танки Рено прошли модернизацию, впрочем, с минимальным успехом. На танки установили более мощные 50-сильные двигатели, благодаря чему скорость танков возросла до 16 км/ч. Кроме того, была увеличена толщина брони, которую довели до 22 мм в особо уязвимых точках (лобовая броня корпуса и башни). Модернизированный подобным образом танк получил обозначение Renault М26/27. Несколько танков этого типа было продано в Польшу. Танк 2С по всем параметрам отвечал требованиям, возлагаемым на него оборонительной военной доктриной. Масса танка достигала 70 тонн, экипаж состоял из 13 человек. Броня была толщиной 20-45 мм. Вооружение состояло из 75-мм пушки, размещенной во вращающейся башне и 4 пулеметов. Танк, развивающий скорость до 13 км/ч, выполнял роль передвижного дота. Всего французы построили 10 танков FCM 2C. В мае 1940 г. в составе французской армии было всего шесть таких танков, собранных в 51-м танковом батальоне. Поучаствовать в боях эти танки так и не смогли, поскольку все были уничтожены немецкими пикирующими бомбардировщиками во время переброски по железной дороге.

В середине 20-х гг. на базе танка Renault FT французы попытались сделать... плавающий танк. В воде танк должен был передвигаться при помощи винта, отбирающего мощность у двигателя машины. Несмотря на то, что испытания амфибии в районе Биланкура завершились неожиданно удачно, выпуск плавающих танков так и не был налажен.

В то время самыми мобильными частями французской армии были кавалерийские дивизии. Кавалерия, в задачу которой входила разведка, в начале 20-х годов стала проходить моторизацию.

В 1923 г. во время маневров на территории Бретани французы впервые кроме лошадей широко применили гусеничную и колесную автотехнику. Успешные действия моторизованной кавалерии навели французов на мысль создать легкие автомобильные дивизии. Однако быстро нашлась группа противников этой идеи, во главе которой встал генерал Камо (Kamon). Камо считал, что вместо легких дивизий следовало бы формировать моторизованные пехотные дивизии.

Спор продолжался до 1925 г., когда состоялись очередные крупные маневры. На этот раз маневры проходили в районе Реймса и имели целью показать эффективность кавалерийских и моторизованных дивизий на поле боя. Созданная на время учений моторизованная дивизия показала свое превосходство над 5-й кавалерийской дивизии. Автомобили безусловно превосходили лошадей в мобильности. Мотопехота быстрее выходила на исходные позиции и выполняла задуманные маневры. Однако координация действий между отдельными частями мотопехоты не была налажена должным образом. Поэтому французы решили не формировать новые части, а моторизовать уже существующие кавдивизии (divisions de la cavalerie). В дивизиях расформировывали два кавалерийских полка и на их базе формировали один драгунский полк, состоявший из трех батальонов (dragons portes). Переформированная таким образом кавалерийская дивизия получила название легкой (division legere).

Но вскоре обнаружилось, что легкие дивизии имеют множество органических недостатков. Эти недостатки особенно себя проявили во время маневров в 1929 г. на полигоне Меллиле-Кам. Оказалось, что легкие дивизии не способны вести стремительные наступательные операции. Причиной этого было недостаточное количество артиллерии и бронетехники в составе легких дивизий. Одновременно с этим было очень трудно координировать действия конных и моторизованных подразделений из-за большой разницы в мобильности. К тому времени французы уже начали отказываться от идеи чисто оборонительной войны и все больше и больше военных выступало за ведение мобильных военных действий. Над существующей военной доктриной нависла угроза. Однако от полного отказа от позиционной войны французская армия не смогла отказаться, так как французский парламент одобрил строительство оборонительной линии (линии Мажино), которая должна была защитить восточные границы республики. Проект строительства укреплений нашел горячую поддержку среди французской общественности.

В начале 30-х гг. развитие французских бронетанковых войск получило новый импульс. В 1929 г. генерал армии Думенк (Doumenc) составил рапорт, касающийся организации и применения танковых частей. В своем рапорте генерал утверждал необходимость формирования самостоятельных танковых частей.

В 1931 г. во Франции был создан 30-тонный танк Char В. Вооружение танка состояло из 75-мм пушки, размещенной в корпусе и 37-мм пушки, расположенной во вращающейся башни. Два пулемета дополняли вооружение танка. По своим характеристикам Char В превосходил все существовавшие в то время французские танки. Броня толщиной от 20 до 60 мм выдерживала попадания бронебойных снарядов разных калибров. Все достоинства танка были куплены за счет скорости, которая не превышала 30 км/ч. Французы рассудили, что вести прицельный огонь на полном ходу танк не может, поэтому прежде чем сделать выстрел танк должен если не остановиться, то по крайней мере замедлить ход. В свою очередь остановка делает танк легкой мишенью для противника. Поэтому было решено сделать танк, несущий тяжелую броню, но не способный развивать большую скорость. Подобная теория получила большое распространение среди французских танкостроителей и воплотилась во многих моделях французских танков, которые были хорошо вооружены и защищены, но имели очень скромную скорость. Из-за недостаточных государственных субсидий выпуск танков Char B1 продвигались очень медленно и первый отряд этих танков, насчитывающий три машины, был сформирован лишь в 1934 г. Танк Char В1 получил усиленную до 70 мм броней, поэтому масса танка возросла до 34 тонн - так появился танк Char В1bis. В июне - июле 1937 г. завершилось формирование первого батальона танков Char В1. Батальону присвоили номер 37. В марте 1938 г. появился второй батальон танков Char В1, получивший номер 15.

В 1931 г. началась механизация кавалерийских дивизий. Две дивизии прошли моторизацию. В состав каждой из этих дивизий входили две конные бригады и одна механизированная бригада, состоявшая из полка бронеавтомобилей и полка моторизованных драгун. Как видно, французы снова наступили на те же грабли, объединив в рамках одной дивизии конницу и бронетехнику. Лишь некоторое время спустя этот недостаток стал очевиден, тогда из дивизий убрали конные части. Получившиеся в результате дивизии получили название легких механизированных (division legere mecanique). До 1936 г. было сформировано две такие дивизии. Каждая легкая механизированная дивизия состояла из штаба, разведывательного полка (два батальона в составе эскадрона мотоциклистов и эскадрона бронеавтомобилей - 20 штук), бригады танков (два танковых полка - 160 машин), механизированной бригады (полк драгун - три батальона, более 3000 человек и 60 танков), полка артиллерии, бронебойного батальона (20 пушек), зенитной батареи (6 зениток), саперного батальона и различных служб.

Среди проектов преобразования кавалерийских дивизий был проект оснащения кавалерии плавающими танками. В 1935 г. появилась модель танка-амфибии, получившая обозначение DP-2. Однако во время испытаний прототип потерпел аварию и затонул, поэтому дальнейшие работы над этим проектом были прекращены.

Появление механизированных частей не означало пересмотра тактических принципов использования танков. Эти принципы рассматривались в инструкции от 26 апреля 1933 г. В инструкции говорилось, что использование танков и средств механизации позволяет избежать медленного передвижения по полю боя. Тем не менее авторы утверждали, что организованный фронт можно прорвать только при помощи пехоты, действующей при поддержке танков. Поскольку пехота движется медленнее танков, последние следует концентрировать в глубине наступающих порядков. Каждая волна пехоты должна была поддерживаться следующими за ней танками. Таким образом отдавалось предпочтение силе, а не скорости.

Против этой теории выступил подполковник Шарль де Голль, который в своей нашумевшей работе, озаглавленной «Vers l'armee de metier» («К профессиональной армии») высказался за создание стотысячной профессиональной армии в составе шести танково-механизированных дивизий (по 500 танков в каждой). Все шесть дивизий объединялись в танковый корпус. Основными достоинствами корпуса должны были стать скорость и большой радиус действия. Дивизии, по мнению де Голля, следовало составлять из бригады танков (полк тяжелых танков, полк средних танков и полк легких танков), бригады артиллерии, разведывательного батальона (оснащенного скоростными легкими танками и укомплектованного мотопехотой), саперного батальона и эскадрильи разведывательных самолетов. Армию Следовало набирать из числа добровольцев, которые бы в течении шести лет прошли бы подготовку, научились владеть оружием и узнали бы тактические правила ведения боя. Де Голль исходил из правильного предположения, что грядущая война не будет войной позиционной, но пройдет под знаком движения, стремительного наступления, глубоких прорывов и неслыханного темпа. Де Голль утверждал, что в случае войны с Германией, немцы обязательно ударят через территорию Бельгии, граница с которой не была фортифицирована, и что только мобильные танково-механизированные дивизии смогут спасти Францию и нанести поражение агрессору.

Оба верховных армейских органа - Верховный военный совет и генштаб - очень болезненно восприняли критику оборонной доктрины Франции. Против проекта де Голля выступили многие военные, в том числе генерал Мари Дебене (Debeney), начальник генерального штаба в 1924 - 1940 гг. Предложение де Голля отверг и генеральный инспектор сухопутных войск, генерал Максим Вега (Weygand). В дискуссии принял участие и маршал Филипп Петен (Petain), который утверждал, что танки не изменят ход будущей войны и верил, что оборона Франции будет вестись на непрерывном фронте. По мнению маршала, следовало и дальше строить укрепления для пехоты и артиллерии, уже доказавшим свою эффективность в прошлом. Последний гвоздь в крышку гроба профессиональной танковой армии вбил генерал Морен (Maurin). В своем выступлении перед Народным собранием от сказал следующую фразу: «Кому может в голову прийти такая мысль, что мы, потратив столько сил и средств на постройку линии укреплений, настолько выживем из ума, что выйдем за этот барьер, чтобы ввязаться в неизвестно какую авантюру...» (Ш. де Голль, «Военные воспоминания»). Как видно из приведенных выше мнений, большинство генералов собиралось выиграть войну затянув ее, поэтому во Франции взгляды де Голля успеха иметь не могли. Зато они вызвали огромный интерес по ту сторону линии Мажино. Гитлер приказал сделать ему реферат работы де Голля. Вскоре немецкие танковые войска были реорганизованы по типу, предложенному французским подполковником.

Пока во Франции шумели споры о будущем армии, Германия - главный противник Франции - открыто встала на путь наращивания военных мускулов. До этого немцы действовали в глубочайшей тайне. Но приход к власти Гитлера привел к быстрому увеличению численности армии III Рейха. В декабре 1932 г. западные державы (в том числе и Франция) признали теоретические принципы равноправия Германии в вопросах вооружений. Это дало возможность Гитлеру выставить новые требования, которые не получили одобрения у мирового сообщества. В ответ в октябре 1933 г. Германия прекратила участие в женевской Конференции по разоружению. 16 марта 1935 г. в Германии была введена всеобщая воинская повинность. Новая немецкая армия должна была насчитывать полмиллиона человек (то есть в пять раз больше квоты, определенной Версальским договором) или 36 дивизий, оснащенных всеми типами вооружений, в том числе и запрещенными. В субботу 7 марта 1936 г. около двадцати немецких батальонов пехоты при поддержке артиллерии и авиации заняли демилитаризованную Рейнскую область. Согласно условиям Версальского договора, в Рейнской области, расположенной вдоль левого берега Рейна, Германия не имела права иметь никаких войск и укреплений. Это условие дополнительно подкреплял пакт, подписанный в Локарно в 1925 г.

Немецкая агрессивная политика заставила французов задуматься об усилении своей армии. В отношении танковых войск четырехлетний план предусматривал формирование 50 танковых батальонов, предназначенных для усиления пехотных дивизий, а также 3 легких механизированных батальонов и 2 танковых дивизий.

Основным танком легких механизированных дивизий должны были стать танки Somua S-35 и Somua S-40. Это были танки с толстой броней (20-40 мм - S-35 и 20-60 мм - S-40) и достаточным вооружением (47-мм пушка и пулемет). Большим достоинством этих танков была их максимальная скорость (S-35 развивал 40 км/ч, а S-40 - 48 км/ч, благодаря мотору мощностью 190 л.с.), что нечасто встречалось у французских танков. Однако выпуск танков Somua задерживался, поэтому легкие дивизии получили большое количество более медлительных (25 км/ч) машин типа Hotchkiss H-35, предназначенных для поддержки пехоты. H-35 составляли половину парка легких дивизий. Лишь в 1940 г. одновременно с S-40 в части начали поступать более совершенные Н-39, развивавшие скорость до 42 км/ч. Однако французы не успели обновить парк своих танков до начала активных боевых действий.

Скорость была очень важна для легких механизированных дивизий, поскольку в опубликованной 12 августа 1936 г. «Инструкции тактического использования крупных частей» этим дивизиям ставилась задача проведения маневренных оборонительных боев в случае прорыва неприятеля через линию Мажино. В случае же успеха французов, эти дивизии должны были расширить прорыв в обороне противника и, выйдя в тылы, парализовать снабжение и транспорт неприятеля.

Однако эта инструкция не очень изменила бытовавшие взгляды на роль танков на поле боя. По-прежнему, танки должны были поддерживать пехоту и подавлять огневые точки противника. Для этой роли предназначались танки Renault R-35, Hotchkiss H-35 и FCM 36. Это были хорошо защищенные, но медленные (за исключением танка FCM 36, который худо-бедно развивал 25 км/ч) машины, предназначенные выполнять функцию передвижных дотов. Поскольку эти танки не предназначались для борьбы с бронетехникой противника, их вооружали короткоствольными пушками калибра 37 мм с малой начальной скоростью снаряда (380 м/с).

Как уже упоминалось, программа развития танковых войск предусматривала формирование двух танковых дивизий (division cuirasse). Более подробно этого вопроса коснулась инструкция от 15 декабря 1937 г., озаглавленная «Современные принципы использования новейших танков». Инструкция предписывала как можно скорее приступить к формированию танковых дивизий, которые планировалось оснастить танками типа Char B1, Char В1bis, Char B1ter, R-35 и Н-35. Однако выпуск этих танков шел медленно, средств ускорить выпуск не было, поэтому формирование дивизий переносили на все более и более отдаленные сроки. Лишь в 1937 г., когда стало ясно, что танки Char В в достаточных количествах не предвидятся вообще, командование французской армии решило сформировать дивизии, насчитывающие не шесть, как планировалось, а два батальона, усиленные двумя батальонами танков Renault D1 или Renault D2. Укомплектованную таким образом дивизию планировалось опробовать на маневрах осенью 1938 г., однако этот план воплотить не удалось. Французам потребовался еще год, чтобы сформировать свою первую танковую дивизию.

Очередная инструкция от 16 декабря 1938 г. предусматривала использование танковых дивизий для усиления ударной пехотной группировки, предназначенной для прорыва оборонительных порядков противника на всю глубину. Танковая дивизия должна была взаимодействовать с легкой дивизией. Однако это были чисто теоретические положения, которые из-за отсутствия танковой дивизии невозможно было проверить на практике.

Несмотря на низкие темпы выпуска, к маю 1940 г. французская армия располагала 2 637 танками новых типов, в том числе было 314 тяжелых танков типа Char Bl, 210 танков Renault D1 и D2, 1.070 танков R-35, AMR 1933-1935, ARC, 308 танков Н-35, 243 танка S-35, 392 танка Н-38/Н-39 и R-40, а также 90 танков FCM. Кроме того, французы имели 2 тыс. старых Renault FT-17/18 (из них около 800 находилось в боеспособном состоянии), 6 2С и 600 бронеавтомобилей (бронеавтомобили объединяли по 20 штук в роты. В каждой легкой дивизии было по две роты бронеавтомобилей, по четыре - в каждой кавалерийской дивизии, по одной отдельной роте в составе разведывательных частей корпусного подчинения). В пехотных полках имелось 3,5 - 4 тыс. бронированных тягачей.

Во французской армии использовались три типа бронеавтомобилей. Первую группу составляли так называемые AMD (Automitrailleuse de decouverte - бронеавтомобиль дальней разведки), имевшие привод и управление на четыре колеса и оснащенные коробкой передач, позволявшей двигаться с равной скоростью как вперед, так и назад. Обычно вооружение этих бронемашин состояло из 37-мм или 25-мм пушки и пулемета. Скорость бронеавтомобилей AMD составляла от 40 до 80 км/ч. Среди броневиков этого класса можно назвать White-Laffly и Panhard P178. Другую группу составляли бронеавтомобили AMR (Automitrailleuse de reconnaissnace - разведывательные бронеавтомобили). Эти машины были лучше приспособлены для передвижения по пересеченной местности, поскольку имели полугусеничную ходовую часть, а некоторые из них были полногусеничными машинами, как например легкий разведывательный танк, Renault AMR 1933, вооруженный одним пулеметом, но зато развивающий скорость до 60 км/ч. По шоссе AMR развивали порядка 30 км/ч, а по пересеченной местности - до 15-20 км/ч. Последнюю группу составляли АМС (Automitrailleuse de combat - боевые бронеавтомобили). Их главной задачей было подавление хорошо защищенных пунктов сопротивления противника, например бронепоездов. Бронеавтомобили использовались, в основном, в составе механизированных кавалерийских дивизий и легких механизированных дивизий.

Пехотные части оснащались большим числом танкеток и бронированных гусеничных тягачей. Наиболее распространенными были Tracteur d'lnfanterie Renault UE 1931 и Chenillette Lorraine 37L. Первый тягач использовался для подвоза боеприпасов и буксировки 25-мм противотанковых пушек. При массе 2,5 тонны тягач развивал скорость до 30 км/ч. Часто на тягаче Рено устанавливали 7,5-мм пулемет. Второй тягач весил 5,7 тонн и развивал скорость 35 км/ч. Его использовали главным образом для перевозки пехоты - кроме двух членов экипажа тягач Лорен вмещал шесть пехотинцев. Обычно на этом тягаче не ставили вооружения.

К сожалению, эта внушительная масса бронетехники из-за устаревшей военной доктрины не была организована так, чтобы отвечать требованиям современного поля боя. Оборонительный характер ведения войны поставил Францию в тяжелую ситуацию. Отсутствие мобильных частей привело к тому, что французская армия могла только топтаться на месте. Все эти недостатки отчетливо проявились во время немецкого наступления, предпринятого в мае 1940 г.

В 30-е годы все французские танки были сведены в танковые полки (regiment de chars de combat), которые были скорее «территориальными» единицами, нежели боевыми.

23 августа 1939 г.

После объявления мобилизации они были развернуты в танковые батальоны (bataillon de chars de combat)

  • 501-й танковый полк [501.RCC] - мобилизационный центр № 501 [CM501] - Тур (Tours)
    • 1-й танковый батальон [1.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 2-й танковый батальон [2.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 30-й танковый батальон [30.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
    • 31-й танковый батальон [31.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
  • 502-й танковый полк [502.RCC] - мобилизационный центр № 502 [CM502] - Ангулем (Angouleme)
    • 4-й танковый батальон [4.BCC] - боевой (45 легких танков FCM36)
    • 5-й танковый батальон [5.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 6-й танковый батальон [6.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
    • 32-й танковый батальон [32.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
  • 503-й танковый полк [503.RCC] - мобилизационный центр № 503 [CM503] - Версаль (Versailles)
    • 3-й танковый батальон [3.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 7-й танковый батальон [7.BCC] - боевой (45 легких танков FCM36)
  • 504-й танковый полк [504.RCC] - мобилизационный центр № 504 [CM504] - Валанс (Valence)
    • 10-й танковый батальон [10.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 11-й танковый батальон [11.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
    • 12-й танковый батальон [12.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • колониальный танковый батальон [BCCC] - резервный (63 легких танка FT)
  • 505-й танковый полк [505.RCC] - мобилизационный центр № 505 [CM505] - Ванн (Vannes)
    • 13-й танковый батальон [13.BCC] - резервный (45 легких танков H35)
    • 14-й танковый батальон [14.BCC] - боевой (45 легких танков H39)
    • 27-й танковый батальон [27.BCC] - боевой (45 легких танков H39)
    • 35-й танковый батальон [35.BCC] - резервный (45 легких танков R35)
  • 506-й танковый полк [506.RCC] - мобилизационный центр № 506 [CM506] - Безансон (Besancon)
    • 16-й танковый батальон [16.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 17-й танковый батальон [17.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 18-й танковый батальон [18.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
    • 36-й танковый батальон [36.BCC] - резервный (63 легких танка FT)
  • 507-й танковый полк [507.RCC] - мобилизационный центр № 507 [CM507] - Мец и Ванн (Metz puis region de Vannes)
    • 19-й танковый батальон [19.BCC] - боевой (45 средних танков D2)
    • 20-й танковый батальон [20.BCC] - боевой (45 легких танков R35)
    • 21-й танковый батальон [21.BCC] - резервный (45 легких танков R35)
    • 34-й танковый батальон [34.BCC] - резервный (45 легких танков R35)
  • 508-й танковый полк [508.RCC] - мобилизационный центр № 508 [CM508] - Люневилль и Арадон (Luneville puis Aradon)
    • 8-й танковый батальон [8.BCC] - боевой (34 тяжелых танков B1bis)
    • 24-й танковый батальон [24.BCC] - боевой (45 легких танков R35)

 

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
   
Литература и источники:
 
М. Коломиец, И. Мощанский. Бронетанковая техника Франции и Италии. 1939 - 1945. Бронеколлекция № 4. 1998.
 
 
 

наверх